Трансформация обязательств

Что такое новация в гражданском праве как способ прекращения обязательства

Трансформация обязательств

Новация в гражданском праве является одним из способов прекращения обязательства. Ей посвящена ст. 414 ГК. В результате новации первоначальное обязательство прекращается, но взамен между его сторонами возникает согласованное новое.

Разъяснения о новации даны в п. 22-29 Постановления Пленума ВС РФ от 11.06.2020 № 6 «О некоторых вопросах применения положений Гражданского кодекса Российской Федерации о прекращении обязательств».

1. Что такое новация и каковы условия её осуществления?
2. Отличие новации от предоставления отступного и изменения условий обязательства
3. Возможные варианты новации
4. Форма и содержание соглашения о новации
5. Последствия новации
6. Актуальна ли новация в современном обороте?

Также новации посвящено Информационное письмо Президиума ВАС РФ от 21.12.2005 № 103 «Обзор практики применения арбитражными судами статьи 414 Гражданского кодекса РФ». Его тоже полезно знать, но следует учитывать, что они писались до реформы общей части обязательственного права 2015 года, в результате которой ст. 414 ГК претерпела изменения.

Что такое новация и каковы условия её осуществления?

Прекращение обязательства при новации происходит по воле его сторон путем заключения нового.

Новация — соглашение сторон о замене первоначального обязательства, существовавшего между ними, другим обязательством между теми же лицами (п. 1 ст. 414 ГК).

По своей юридической природе новация является сделкой, причем всегда двусторонней, в отличие, например, от зачета встречных требований.

Как уточняет п. 22 Постановления Пленума ВС РФ № 6, при новации происходит согласование сторонами нового предмета и (или) основания обязательства.

Новация возможна при существовании и действительности первоначального обязательства. Вопрос судьбы соглашения о новации в случае недействительности первоначального обязательства ВС РФ обошел молчанием. Но поскольку недействительная сделка не влечет юридических последствий, на возникновение которых направлена, то соглашение о новации тоже автоматически должно считаться недействительным.

Ничтожность первоначального обязательства означает автоматическую ничтожность соглашения о новации и нового обязательства.

С оспоримой сделкой сложнее — в отличие от ничтожной она считается недействительной с момента признания таковой судом. До этого момента новация возможна и её даже можно квалифицировать, как подтверждение первоначальной сделки в силу абз. 4 п. 2 ст. 166 ГК.

Но если по тем или иным причинам суд не применит ст. 166 ГК и признает первоначальную оспоримую сделку недействительной, то автоматически должно признаваться недействительным и соглашение о новации. Оно будет ничтожным, как нарушающее существо законодательного регулирования (про него можно почитать здесь).

Такой же эффект влечет признание первоначального договора незаключенным, поскольку в этом случае новировать оказывается просто нечего.

Соглашение о новации может быть признано недействительным по самостоятельным основаниям. Тогда новация считается несостоявшейся, а первоначальное обязательство, соответственно, сохранившимся (п. 3 Информационного письма Президиума ВАС РФ № 103).

Чтобы всего этого избежать, нужно соблюдать требования, которые закон и судебная практика предъявляют к новационному соглашению.

Отличие новации от предоставления отступного и изменения условий обязательства

Иногда из соглашения о новации трудно понять, что имели в виду стороны: новацию, изменение обязательства или отступное?

Как поясняет п. 22 Постановления Пленума ВС РФ № 6, новация имеет место, когда воля сторон определенно направлена на замену одного обязательства другим.

Главным признаком новации является animus novandi — намерение сторон прекратить первоначальное обязательство установлением нового.

Классический смысл этого правила в том, что если стороны желают осуществить новацию, то они должны это четко и недвусмысленно зафиксировать в соглашении. Однако, ВС РФ значительно смягчил это требование и в том же п. 22 указал:

«Новация имеет место, если стороны согласовали новый предмет и (или) основание обязательства. Соглашение о замене первоначального обязательства другим может быть сформулировано, в частности, путем указания на обязанность должника предоставить только новое исполнение и (или) право кредитора потребовать только такое исполнение».

Это разъяснение дает возможность выводить направленность воли сторон на новацию из содержания договора, что сильно размывает грань между новацией и отступным. Последнее тоже осуществляется путем предоставления нового исполнения.

Тем не менее, если возникают сомнения о том, согласовали стороны новацию или отступное, соглашение толкуется в пользу отступного. Исходя из правила об animus novandi новация не предполагается. Связано это с серьезными юридическими последствиями, которые она влечет, в частности, прекращение обеспечения для кредитора.

Можно выделить два критерия разграничения между новацией и отступным:

  1. Направленность воли сторон. При отступном должник получает возможность заменить предмет исполнения и его предоставлением прекратить обязательство. Другого обязательства при этом не возникает. Смысл же новации в прекращении одного обязательства установлением нового.
  2. Момент прекращения обязательства. При отступном обязательство прекращается в момент его предоставления, а не в момент заключения соглашения о нём. Т. е. соглашение об отступном — это реальная сделка. При новации же первоначальное обязательство прекращается в момент заключения соглашения.

Более подробно отличия между новацией и отступным представлены в таблице ниже.

Основные отличия между новацией и отступным

Также новацию следует отличать от изменения условий обязательства, таких как срок, порядок исполнения, уточнение размера долга, меры и размер ответственности и т. п. В таких случаях обязательство не прекращается, а продолжает действовать на измененных условиях.

Возможные варианты новации

Обязательство можно прекратить соглашением о новации, если иное не установлено законом или не вытекает из существа отношений.

Первоначальное обязательство может носить как договорный, так и внедоговорный характер. Например, можно новировать обязательство, возникшее вследствие причинения вреда имуществу (абз. 5 п. 22 Постановления Пленума ВС РФ № 6).

В ст. 414 ГК сказано о замене одного обязательства другим, но это не препятствует новации нескольких обязательств, возникших из разных оснований в одно. Например, можно новировать несколько долгов по разным договорам в одно заемное обязательство. Такую возможность подтверждает абз. 4 п. 22 Постановления Пленума ВС РФ № 6.

Истечение исковой давности по первоначальному обязательству тоже не мешает заключить соглашение о новации. При этом по новому обязательству давность начинает течь заново, о чем говорит нам п. 29 Постановления Пленума ВС РФ № 6.

В ст. 818 ГК прямо предусматрена возможность новации в заемное обязательство долга, возникшего из купли-продажи, аренды, а также, как добавляет п. 24 Постановления Пленума ВС РФ № 6, обязательств из неосновательного обогащения, причинения вреда имуществу или возврата полученного по недействительной сделке.

При этом заем, возникший в результате новации, нельзя оспорить по безденежности.

Если вспомнить Информационное письмо № 103, то в заемное обязательство можно новировать также обязательство по уплате неустойки (п. 5).

Форма и содержание соглашения о новации

Новационное соглашение должно содержать следующие условия:

  1. Указание на прекращаемое обязательство, его идентифицирующие признаки.
  2. Описание нового обязательства и его условий.
  3. Указание на то, что новое обязательство прекращает первоначальное (animus novandi).

В соглашении о новации нужно согласовать предмет нового обязательства и другие существенные условия, необходимые для договора соответствующего типа, как поясняет п. 27 Постановления Пленума ВС РФ № 6.

Например, если первоначальное обязательство новируется в передачу товара в собственность, то в соглашении должны быть указаны наименование и количество товара, являющиеся существенными условиями договора купли-продажи (п.

3 ст. 455 ГК).

Такой подход объясняется тем, что в результате новации в действие вводится новый договор и он должен соответствовать требованиям ГК, предъявляемым ко всем договорам вообще и к конкретным их типам в частности.

Нередко возникает вопрос о форме соглашения о новации. К форме первоначального договора и договора нового закон может предъявлять разные требования. Например, нотариальную форму для одной сделки и достаточность простой письменной формы для второй.

В такой ситуации, как разъяснил Пленум ВС РФ, выбирать следует наиболее строгое правило о форме сделки (абз. 3 п. 28 постановления № 6).

К этому следует добавить, что если новируется обязательство, подлежащее государственной регистрации, то соглашение о новации тоже надо регистрировать.

Это вызвано необходимостью устранения сомнений в принадлежности имущества конкретному лицу и имеющихся обременений. Благодаря регистрационной системе третьи лица могут узнать, кто собственник и какие есть обременения без тщательной проверки документов, сделок с этим имуществом и т. д.

Предположим, что был заключен долгосрочный договор аренды недвижимости. Обязательство арендатора по внесению арендной платы было новировано в обязательство по ежемесячной поставке определенных товаров на соответствующую сумму.

Если впоследствии предмет аренды будет продан добросовестному приобретателю, а записи в ЕГРН о новации нет, то он вправе её игнорировать и требовать от арендатора внесения арендной платы, а не поставки товаров. Отсутствие регистрации новационного соглашения тем самым не делает его недействительным — оно просто не влечет правовых последствий для третьих лиц в силу п. 3 ст. 433 ГК:

«Договор, подлежащий государственной регистрации, считается для третьих лиц заключенным с момента его регистрации, если иное не установлено законом».

Последствия новации

Соглашение о новации действует с момента его заключения и прекращает первоначальное обязательство. С этого момента к отношениям сторон применяются правила о новом договоре.

При этом возникает серьезное последствие в виде прекращения акцессорного обеспечения по первоначальному обязательству. Это закреплено в п. 2 ст. 414 ГК, в котором также указано, что стороны могут своим соглашением обеспечение сохранить.

При залоге имущества, предоставленного самим должником особых проблем не возникает. Но если обеспечение предоставлено третьими лицами (залог третьего лица, поручительство), то на его сохранение требуется получить их согласие. Это поясняет п. 26 Постановления Пленума ВС РФ № 6. При отсутствии согласия обеспечение «слетает».

Довольно странное правило включено в п. 23 Постановления Пленума ВС РФ № 6:

«В случае новации договорного обязательства должник по такому обязательству не лишается прав на возражения и иные способы защиты, предусмотренные статьей 328 ГК РФ, например на приостановление своего исполнения (пункт 2 статьи 328 ГК РФ)».

Здесь стоит прояснить момент с терминологией: слово «обязательство» может пониматься в смысле правоотношения между сторонами в целом, а может — как обязанность одной из сторон.

Изначально новация была придумана, как способ прекратить всё обязательство целиком, как правоотношение. Она заменяла когда-то отсутствующий институт изменения обязательства. А сейчас стала возможна новация отдельной обязанности одной из сторон. Это, кстати, делает её почти неотличимой от предоставления отступного.

Вернемся к праву на возражения… Возьмем приводившийся выше пример: обязательство арендатора по уплате арендной платы в твердой денежной сумме новировано в обязательство по поставке товара на соответствующую сумму.

Здесь как раз идет речь об обязательстве, как о встречной обязанности. Арендные правоотношения в целом сохраняются, но рядом с ними возникают еще и правоотношения по купле-продаже.

В рамках договора аренды у арендатора, получается, сохраняется право на возражения.

Например, он может требовать снижения арендной платы в виде уменьшения объема поставляемых товаров, если условия аренды ухудшились (п. 4 ст. 613 ГК).

Спрашивается: стоит ли заморачиваться с новацией, если того же эффекта можно добиться через обычное изменение положений договора о виде арендной платы?

Вдобавок к этому п. 28 Постановления Пленума ВС РФ указывает, что к непрекращающимся новацией правам и обязанностям сторон, возникшим до новации применяются правила о первоначальном договоре.

Допустим, обязательство по уплате покупной цены за поставленный товар было новировано в заем. Новоиспеченный заемщик не теряет при этом права требовать устранения недостатков, связанных, например, с качеством и комплектностью поставленного ему товара в рамках ранее действовавшего договора поставки.

Актуальна ли новация в современном обороте?

Следует констатировать: нет, не актуальна. Новация была необходима, когда не было института изменения обязательства и перемены лиц в обязательстве. Чтобы изменить состав лиц, отдельные условия обязательства, в те времена требовалось заключать заменяющий договор.

Сейчас нужды в этом нет. Чтобы изменить любой элемент обязательства, гораздо удобнее просто дополнительным соглашением внести изменения в существующий договор.

В большинстве случае нет необходимость заморачиваться с трансформацией денежного обязательства по договору поставки, аренды и т. д. в заем. Можно просто уступить требование, осуществить перевод долга или, наконец, договориться с кредитором об отступном.

Но если вам непременно нужна новация, то теперь вы знаете, как её осуществить.

Спасибо, что дочитали статью до конца. Если вы считаете, что она будет полезна вашим друзьям и коллегам, то поделиться с ними помогут кнопки социальных сетей. Чтобы не пропустить новые материалы, подписывайтесь на e-mail-рассылку, Telegram-канал или паблик ВКонтакте.

Источник: https://lawyerlife.ru/grazhdanskoe-pravo/prekrashchenie-obyazatelstva-novaciej.html

Влияние пандемии коронавируса COVID-19 на договоры аренды недвижимого имущества — Право на vc.ru

Трансформация обязательств

Очевидно, что возникшая в мире и России пандемия, является объективным экономическим фактором, который с неизбежностью влечет за собой существенное нарушение справедливого баланса прав и законных интересов субъектов предпринимательской деятельности, установленного в ранее заключенных сделках.

Такое тектоническое изменение экономических условий функционирования бизнеса, вызовет обоснованное желание сторон договора изменить, либо прекратить текущие обязательства, и, как следствие, вызовет значительное увеличение судебных споров, предметом которых будет являться восстановление справедливого баланса интересов сторон.

В связи с этим, представляется актуальным и значимым анализ существующих в действующем законодательстве норм, регулирующих правовые последствия изменившихся обстоятельств, и на его основе, разработка правой позиции, позволяющей восстановить в досудебном или в судебном порядке нарушенные права.

Учитывая, что сфера т.н «арендного» бизнеса является одной из наиболее традиционных и важных сегментов экономики Москвы, в статье предпринята попытка определения правовых механизмов восстановления баланса сторон, применительно к договорам аренды коммерческой недвижимости.

Особое значение в сложившейся ситуации, приобретает быстрота и адекватность реагирования государства в лице законодателя на изменившиеся экономические условия.

Общие правовые основания изменения или прекращения обязательств.

Анализ действующих норм гражданского законодательство РФ, позволяет говорить, что правовыми основаниями разрешения возникших противоречий во взаимоотношениях арендодателя и арендатора, вызванных изменением экономических условий пандемией, являются правила, сформулированные законодателем в статьях 328, 401, 417 и 451 ГК РФ.

В отношении статьи 416 ГК РФ, представляется, что данная норма не подлежит применению к исследуемой ситуации, так как она не регулирует правоотношения сторон, в условиях возникновения обстоятельств непреодолимой силы.

В силу пункта 3 статьи 401 ГК РФ, если иное не предусмотрено законом или договором, лицо, не исполнившее или ненадлежащим образом исполнившее обязательство при осуществлении предпринимательской деятельности, несет ответственность, если не докажет, что надлежащее исполнение оказалось невозможным вследствие непреодолимой силы, то есть чрезвычайных и непредотвратимых при данных условиях обстоятельств.

Необходимо обратить внимание, что из содержания данной нормы следует, что она не является императивной – «…если иное не предусмотрено законом или договором…», в связи с чем, можно утверждать, что существуют договоры, в которых стороны предусмотрели правовые последствия возникновения обстоятельств непреодолимой силы, в том числе, и пандемии.

Представляется, что в условиях, когда стороны по взаимной договоренности, включили в перечень предпринимательских рисков возможное возникновение пандемии, с учетом института о свободе договоров, указанное обстоятельство не позволит использовать положения статьи 401 ГК РФ в качестве правового основания заявленных исковых требований.

Кроме того, рассматриваемая норма ГК РФ регулирует только последствия нарушенного обязательства, а точнее ответственность стороны договора, но не дает «указаний» стороне договора, например, арендатору, о том, как ему действовать в целях восстановления нарушенного баланса прав и обязанностей сторон.

А то, что такой баланс в условиях пандемии нарушен, очевиден для участников экономической деятельности, так как обязательным и необходимым элементом деятельности арендатора, являются, как правило, нахождение его сотрудников на рабочих местах, либо наличие определенного трафика покупателей или клиентов. Особое значение это имеет для т.н. стрит – ритейла (street retail).

Необходимо учитывать, что формальное заявление стороны договора о существовании обстоятельства непреодолимой силы в виде пандемии, не может являться безусловным основанием для изменения или прекращения арендных правоотношений, так как окончательную, легальную оценку наличия, либо отсутствия такого обстоятельства, а также его влияния на сложившиеся договорные отношения, принадлежит суду, который и обладает правом на констатацию наличия причинно – следственной связи между пандемией и невозможностью стороной исполнять свои обязательства.

Несмотря на то, что в законодательстве нет четкого перечня обстоятельств непреодолимой силы, не вызывает споров утверждение, что возникшая пандемия подлежит квалификации как обстоятельство непреодолимой силы.

В качестве одного из аргументов в пользу этого утверждения можно сослаться на “Положение о порядке свидетельствования Торгово-промышленной палатой Российской Федерации обстоятельств непреодолимой силы (форс-мажор)” (приложение к постановлению Правления ТПП РФ от 23.12.2015 N 173-14), в п.п 1.3 пункта 1 которого, содержится указание на массовые заболевания (эпидемии), как на один из видов обстоятельств непреодолимой силы.

При этом, обращает на себя внимание, что одним из признаков, позволяющих отнести то или иное обстоятельство к т.н форс–мажорным, является объективная невозможность для каждой из сторон в момент заключения сделки предположить, что, например, как в нашем случае, на территории места исполнения сделки возможна пандемия.

Допускаем, что такое утверждение не может быть абсолютным по той простой причине, что пандемии, как впрочем, и иные стихийные бедствия, как то, землетрясения, ураганы и цунами до настоящего времени не только происходят, но и оказывают существенное влияние, в том числе, на условия ведения предпринимательской деятельности.

Таким образом, применительно к сложившейся в г. Москве ситуации, общими правовыми основаниями для изменение или прекращение арендных обязательств, являются положения статей 328 , 417 и 451 ГК РФ.

Новеллы в законодательном регулировании правоотношений сторон в отношении договоров аренды недвижимого имущества.

Источник: https://vc.ru/legal/118619-vliyanie-pandemii-koronavirusa-covid-19-na-dogovory-arendy-nedvizhimogo-imushchestva

О бухгалтерии
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: