Специфика исключения из ООО нерадивого директора строительной фирмы

Содержание
  1. Недобросовестный директор уводит дело
  2. По «понятиям» или по праву
  3. «За market ответишь!»*
  4. Право на нашей стороне. Что доказываем?
  5. Недобросовестность «плохого» директора суд посчитает доказанной, если:
  6. Неразумность действий (бездействия) «плохого» директора считается доказанной, в частности, когда директор:
  7. Итоги Дела №Х
  8. Исключение участника, выполняющего функции директора из ООО
  9. Недобросовестное поведение в отношении общества
  10. Причинение обществу значительного вреда или невозможность деятельности общества
  11. Исключение нерадивого участника из ООО: основания и перспективы
  12. Исключение участника из ООО
  13. Правовая основа
  14. Типичные причины исключения
  15. Намеренное причинение вреда
  16. Создание препятствий работе организации
  17. Инициирование проверок со стороны надзорных инстанций
  18. Когда исключать нельзя
  19. Неуплата доли
  20. Если у участника свыше 50% акций
  21. Можно ли исключить учредителя
  22. Как оформить исключение

Недобросовестный директор уводит дело

Специфика исключения из ООО нерадивого директора строительной фирмы

Иногда нам кажется, что российский бизнес живет по законам Дикого Запада, и как в знаменитом вестерне Серджио Леоне, совсем не понятно, кто из твоих партнеров какую роль играет – Хороший он, Плохой или Злой? Какой нанятый top-менеджер, с безупречной репутацией и отличными качествами, лояльный-прилояльный компании, будет тем самым – the Bad? Какой лакомый кусок бизнеса может быть выведен из дела, таким «плохим» top-менеджером, а ваш бывший партнер скажет – «прости, Коротышка…».

Такой кейс оказался в нашей практике. Владельцы бизнеса, небольшой производственной компании, занимавшейся разработкой, проектировкой и производством электронной начинки вендингового оборудования, назовем его ООО «R», со штатом из 50 человек, с клиентской базой и стабильными заказами, в один прекрасный момент обнаружили, что количество заказов резко сократилось.

Большая часть опытных и востребованных сотрудников, в которых фирма «вкладывалась», как в основной актив, проводя обучения и тренинги, да что там, «корпоративные» сплавы по горным рекам неожиданно уволилась «по собственному желанию».

А долгосрочные договоры аренды производственных помещений расторгнуты генеральным директором ООО «R» Ивановым, и в этих помещениях уже трудятся другие арендаторы.

Каково же было удивление участников, когда после небольшого опроса оставшихся сотрудников фирмы, они узнали – новая фирма, тот самый новый арендатор производственных помещений, это личный бизнес нашего top-манагера, где генеральный директор — «номинал» его жена и работники ООО «R» ушли именно к Иванову.

В настоящей статье мы расскажем, как нам удалось «разобраться» с нерадивым top-менеджером компании.

Однако адвокатская тайна не позволяет указывать сведения о своих доверителя, поэтому все имена и названия юридических лиц изменены, все совпадения случайны.

Если же по какой-либо случайности, в данном примере вы узнали свой кейс и вы не являетесь нашим клиентом – примите наши искренние соболезнования.

По «понятиям» или по праву

Что делать если жизнь уже поставила вас перед фактом и ситуация с переводом бизнеса на подконтрольное генеральному директору лицо произошла?

В нашем конкретном случае (назовем его – Дело №Х) мы предложили собственникам бизнеса взыскать убытки с «плохого» директора Иванова, а именно расходы, которые ООО «R» должно было произвести для восстановления нарушенного права, а также упущенную выгоду, то есть неполученные Обществом доходы, которые оно получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы не неправомерные действия «плохого» топ-менеджера Иванова.

С таким требованием к генеральному директору (единоличному исполнительному органу), лицу входящему в состав коллегиального органа — члену совета директоров (или наблюдательного совета), члену правления, управляющей организация, чьи распоряжения были обязательны для общества, может обратиться как само общество, так и участник.

Но как мы любим говорить – «Правильная защита решает исход спора». Доказывание убытков, это достаточно сложный процесс, а процесс доказывания убытков причиненных генеральным директором (ЕИО) обществу еще более требовательный, и здесь существует много «но».

«За market ответишь!»*

(* устойчивое деловое выражение из 90-х)

ЕИО общества, несет ответственность перед обществом за убытки, причиненные обществу виновными действиями (бездействием), если иные основания и размер ответственности не установлены федеральными законами.

Однако при разрешении вопроса о взыскании убытков с генерального директора суд, устанавливая размер и основания ответственности генерального директора, принимает во внимание:

  • обычные условия делового оборота и иные обстоятельства, имеющие значение для дела;
  • добросовестность и разумность при исполнении возложенных на директора обязанностей (достаточные ли меры принял ЕИО для достижения целей деятельности, ради которых создано юридическое лицо);
  • надлежащее исполнение ЕИО публично-правовых обязанностей, возлагаемых на юридическое лицо действующим законодательством.

Бремя доказывания названных обстоятельств лежит на стороне, инициировавший иск об убытках к «плохому» генеральному директору.

Но и здесь есть «маленький» подводный камень. Директор не может быть привлечен к ответственности за причиненные юридическому лицу убытки в случаях, когда его действия (бездействие), повлекшие убытки, не выходили за пределы обычного делового (предпринимательского) риска.

Более того такой «плохой» директор, может рассказать суду относительно своих действий (бездействия) и указать на причины возникновения убытков.

Таким примером для суда могут являться, неблагоприятная рыночная конъюнктура, недобросовестность выбранного им контрагента, работника или представителя юридического лица, неправомерные действия третьих лиц, аварии, стихийные бедствия и иные события и т.п.).

Но при этом директор не может быть голословным, а должен представить суду соответствующие доказательства.

В случае отказа «плохого» директора от дачи пояснений или их явной неполноты, суд сочтет такое поведение директора недобросовестным применительно к судебному процессу, и бремя доказывания отсутствия нарушения обязанности действовать в интересах юридического лица добросовестно и разумно может быть возложено судом на такого директора.

Право на нашей стороне. Что доказываем?

Как вы уже поняли, при доказывании убытков необходимо раскрыть два понятия:

  • недобросовестность действия (бездействия) директора;
  • неразумность действий (бездействия) директора.

На примере нашего Дела №Х мы покажем, что суд вкладываем в данные понятия, и как удалось доказать оба обязательных критерия.

Недобросовестность «плохого» директора суд посчитает доказанной, если:

1) директор действовал при наличии конфликта между его личными интересами (интересами аффилированных лиц директора) и интересами юридического лица, в том числе при наличии фактической заинтересованности директора в совершении юридическим лицом сделки, за исключением случаев, когда информация о конфликте интересов была заблаговременно раскрыта и действия директора были одобрены в установленном законодательством порядке;

Дело №Х:

В судебном процессе удалось доказать, что «плохой» генеральный директор одномоментно произвел досрочное расторжение договоров аренды наиболее ликвидного производственного помещения, в котором общество осуществляло свою деятельность. Организовал вывоз имущества ООО «R» из арендуемых помещений и передал их по актам арендодателю.

Фактически, выбытие из бизнес-процесса основного звена – производства, означало для общества остановку своей деятельности.

Заинтересованность Иванова в расторжении договоров смогли доказать, поскольку указанные помещения он намеревался использовать в собственных целях и для осуществления предпринимательской деятельности аффилированного юридического лица, зарегистрированного на близкого родственника.

Оценив совокупность представленных фактов, суд указал, что Иванов действовал при наличии конфликта между его личными интересами (интересами его аффилированного лица) и интересами возглавляемого ООО «R».

2) директор скрывал информацию о совершенной им сделке от участников юридического лица (в частности, если сведения о такой сделке в нарушение закона, устава или внутренних документов юридического лица не были включены в отчетность юридического лица) либо предоставлял участникам юридического лица недостоверную информацию в отношении соответствующей сделки;

Дело №Х:

В нашем деле суд установил, что Иванов скрыл от участников общества информацию о подписании соглашений о расторжении долгосрочных договоров аренды.

3) директор совершил сделку без требующегося в силу законодательства или устава одобрения соответствующих органов юридического лица;

4) директор после прекращения своих полномочий удерживает и уклоняется от передачи юридическому лицу документов, касающихся обстоятельств, повлекших неблагоприятные последствия для юридического лица;

5) директор знал или должен был знать о том, что его действия (бездействие) на момент их совершения не отвечали интересам юридического лица, например, совершил сделку (ал за ее одобрение) на заведомо невыгодных для юридического лица условиях или с заведомо неспособным исполнить обязательство лицом («фирмой-однодневкой» и т.п.).

Дело №Х:

Адвокатом была инициирована аудиторская проверка результаты которой были отражены в рамках арбитражного процесса. Заключение независимого аудитора показало недобросовестность действий Иванова.

https://www.youtube.com/watch?v=77Ykn23XlzM

Аудитор установил, что принятое директором решение о расторжении договоров привело фактически к параличу деятельности общества (срыв нескольких контрактов на поставку продукции, изготавливаемой обществом, существенное снижение финансовых показателей общества).

Аналогичная недобросовестность ответчика установлена и при массовом подписании заявлений работников об увольнении.

В результате опросов адвокатами работников общества (письменные объяснения приобщены к материалам дела) установлено — увольнение было спровоцировано директором.

По указанию директора до работников доведена заведомо недостоверная информация: о прекращении деятельности компании, в связи с существенными долговыми обязательствами; и о необходимости «перевестись» через увольнение в новую фирму, аффилированную с директором.

Суд однозначно посчитал, что директор знал (должен был знать) о том, что его действия не отвечают интересам юридического лица, крайне невыгодны для общества.

Неразумность действий (бездействия) «плохого» директора считается доказанной, в частности, когда директор:

1) принял решение без учета известной ему информации, имеющей значение в данной ситуации;

Дело №Х:

Совокупность фактов свидетельствовала, что расторжение договоров аренды привело к неминуемому срыву производственного процесса, об этапах которого в силу своих профессиональных обязанностей не мог не знать генеральный директор.

2) до принятия решения не предпринял действий, направленных на получение необходимой и достаточной для его принятия информации, которые обычны для деловой практики при сходных обстоятельствах, в частности, если доказано, что при имеющихся обстоятельствах разумный директор отложил бы принятие решения до получения дополнительной информации;

Дело №Х:

Совместно с привлеченными специалистами HR-агентства, было подготовлено заключение (в последствии заключение приобщено к материалам судебного дела) о недобросовестных действиях директора при массовом увольнении сотрудников. В рамках заключения была дана оценка нетиповому, недобросовестному поведению директора.

В частности, HR-специалисты выявили функциональные профили уволенных сотрудников, с указанием степени востребованности сотрудников на производстве.

После чего были представлены доказательства ряд методологических ошибок директора при массовом увольнении (ни один из опрошенных сотрудников не подтвердил фактов собеседования директора с увольняющимися работниками на предмет причин и условий увольнения).

3) совершил сделку без соблюдения обычно требующихся или принятых в данном юридическом лице внутренних процедур для совершения аналогичных сделок (например, согласования с юридическим отделом, бухгалтерией и т.п.)

Дело №Х:

В рамках дела, суду был представлен регламент, утвержденный в ООО «R», о порядке согласования процедуры увольнения работников и расчета выходных пособий. Ни одно увольнение сотрудников не было оформлено с учетом данного регламента. Видимо «плохой» директор так спешил перевести работников на подконтрольную фирму, что просто забыл о таком локальном акте общества.

Итоги Дела №Х

Cуд посчитал доказанным и обоснованным размер упущенной выгоды ООО «R», произведенный истцами (участниками общества) и подтвержденной документально данными бухгалтерского учета среднемесячной прибыли, полученной за 12 месяцев отчетного года предшествующего недобросовестным действиям «плохого» директора, с учетом сумм выручки от продаж, прочих доходов, сумм себестоимости продаж, коммерческих расходов, прочих расходов.

С «плохого» директора удалось взыскать – свыше 15 млн. рублей. Более того, участникам ООО «R» удалось восстановить «status quo» производственного процесса и кадрового обеспечения компании.

В начале нашей статьи мы немного иронизировали на тему соболезнований владельцам бизнеса пострадавших от «плохого» директора. Возможно вы упрекнете нас – «Вы не дали консультаций, как избежать такого недобросовестного поведения со стороны top-менеджмента?»

Вот несколько рекомендаций, которые помогут вам:

  1. Не экономьте на разработке внутренней локальной документации общества. Да, «заморачиваться» над очередным регламентом приема и увольнения сотрудника сложно, а передавать сторонним юристам затратно. Поверьте, хорошо подготовленная внутренняя документация сэкономит не мало сил и средств.
  1. Если в компании есть ключевые бизнес-процессы, не смущайтесь контроль таких действий отнести к компетенции общего собрания участников общества. Укажите такие компетенции в уставе компании.
  1. Никогда не забывайте о внешнем правовом аудите. Юрист-«инхаус» может сознательно не видеть проблемы, либо не обращать на нее внимание из-за загруженности типовыми хозяйственными вопросами. Даже если вы интегрированы в процесс управления обществом «на всю катушку», сторонний аудитор всегда укажет на проблемы, которые вы не увидели «замыленным» глазом.
  1. Не пренебрегайте ревизиями. Создайте ревизионную комиссию по принципу коллегиального совета директоров с привлечением независимых ревизоров. Установите обязательное условие о полугодовой ревизии или даже ежеквартальной ревизии.
  2. Делайте! У вас все получится! )

Источник: https://www.vvcl.ru/2017/03/horoshij-plohoj-zloj-ili-kogda-topy-uvodyat-delo/

Исключение участника, выполняющего функции директора из ООО

Специфика исключения из ООО нерадивого директора строительной фирмы

Чем сейчас руководствуются суды при принятии решения об исключении руководителя из ООО и как может измениться ситуация с принятием изменений в Гражданский кодекс РФ?

Недобросовестное поведение в отношении общества

Практически общепризнанно, что одним из наиболее острых и противоречивых является вопрос перспективности иска об исключении, предъявленного участнику общества, занимающему одновременно должность единоличного исполнительного органа ООО.

Анализ арбитражной практики показывает, что данное основание иска об исключении является самым распространенным.

Необходимость обращения с иском о лишении корпоративного статуса к руководителю юридического лица зачастую бывает вызвана злоупотреблением с его стороны своим статусом, влекущим причинение обществу убытков, затруднение или невозможность осуществления производственной деятельности.

Частными примерами недобросовестного поведения руководителя являются необоснованные начисление и выплата премий, заработной платы, непринятие мер по своевременному созыву общего собрания участников общества, утверждению внутренних документов, инициированию и заключению убыточных для общества сделок, использованию имущества общества в личных целях и пр.[2] Однако, если исходить из буквального толкования ст. 10 Федерального закона от 8 февраля 1998 г. «Об обществах с ограниченной ответственностью» (далее – Закон об ООО), требование об исключении участника из общества может быть заявлено в случае грубого нарушения им своих обязанностей.

Вместе с тем учредитель юридического лица и его исполнительный орган представляют собой самостоятельные субъекты корпоративных отношений с различным правовым статусом.

Сложность вопроса об исключении из общества руководителя-участника обусловлена тем, что при исполнении обязанностей участника причинить вред обществу практически невозможно.

Вред причиняется обществу тогда, когда участник действует как руководитель, как представитель и как работник на основании трудового договора и т.п.

Сложившаяся на сегодняшний день судебно-арбитражная практика основана на том, что при ненадлежащем исполнении участником своих обязательств в качестве единоличного исполнительного органа общества заявление требований о его исключении является неправомерным. Так, в Определении от 3 июня 2011 г. № ВАС-6362/11 по делу № А08-180/2010-19 указано, что

«истцы фактически не согласны с действиями Давыдова В. Б., совершенными им при выполнении функций директора хозяйственного общества в ходе осуществления руководства его текущей деятельностью, что не является основанием для исключения Давыдова В. Б. из общества “Стройгаз” на основании статьи 10 названного Закона…».

К аналогичному выводу ВАС РФ пришел в Определении от 25 мая 2009 г. № ВАС-6605/09 по делу № А07-11337/2008-Г-СИЗ. указав, что 

«фактически истец не согласен с действиями Даминова Н. С совершенными им при выполнении функций единоличного исполнительного органа общества (директора) в ходе осуществления руководства текущей деятельностью общества, которые не могут являться основанием для исключения Даминова Н. С. из общества в соответствии со статьей 10 Закона об обществах с ограниченной ответственностью…»

Еще более четко данная позиция изложена в Рекомендациях Научно-консультативного совета по вопросам применения норм корпоративного законодательства и норм законодательства о несостоятельности (банкротстве): «Если единоличный исполнительный орган является участником общества, совершение им действий (бездействия), связанных с реализацией функций единоличного исполнительного органа и противоречащих интересам общества, не является основанием для исключения из общества, поскольку в таком случае лицо несет ответственность, предусмотренную пунктом 3 статьи 53 ГК РФ и статьей 44 Закона об обществах с ограниченной ответственностью». Более того, существующая судебно-арбитражная практика, положительно разрешающая вопрос об исключении учредителя за недобросовестные действия в качестве руководителя общества, по-видимому, лишь подтверждает верность тезиса о невозможности исключения участника за его деяния в качестве руководителя.

Так, в Постановлении ФАС Восточно-Сибирского округа от 30 августа 2007 г.

№ А74-16/07-Ф02-5804/07 по делу № А74-16/07 указано следующее: «Довод кассационной жалобы о том, что в иске должно быть отказано, поскольку ответчик являлся директором ООО “ДиК” и к нему могут быть применены меры ответственности, предусмотренные пунктом 5 статьи 44 Федерального закона “Об обществах с ограниченной ответственностью”, не может быть признан обоснованным, так как ответчик одновременно являлся участником общества и на него в полной мере распространялись предусмотренные уставом общества обязанности».

К аналогичному выводу ВАС РФ пришел в  Постановлении от 26 августа 2003 г.

№ 7325/03 по делу № А73-8694/2002-10: «Довод о том, что поскольку ответчик на момент проведения внеочередного общего собрания участников общества продолжал исполнять обязанности генерального директора и потому к нему должны быть применены меры ответственности, предусмотренные пунктом 5 статьи 44 Федерального закона “Об обществах с ограниченной ответственностью”, не может быть признан обоснованным, так как ответчик являлся участником общества и на него в полной мере распространялись предусмотренные уставом общества обязанности участника».

Таким образом, в рассматриваемых случаях исключение участника происходило все же за нарушение последним своих обязанностей как участника (за недобросовестное поведение в отношении общества), а не за действия, предпринятые в качестве руководителя.

Причинение обществу значительного вреда или невозможность деятельности общества

Сугубо формальный подход к решению данного вопроса (основанный на наличии или отсутствии в уставе общества указания на добросовестное поведение участника) представляется в корне неверным. Прежде всего, ст.

10 Закона об ООО предусматривает нарушение участником своих обязательств только как одно из оснований для его исключения из общества. Кроме того, в проекте изменений в часть первую ГК РФ, а именно в ст. 1.

предусмотрено, что «при установлении, осуществлении и защите гражданских прав и при исполнении гражданских обязанностей участники гражданских правоотношений должны действовать добросовестно».

Таким образом, в скором времени требование о добросовестном поведении участников юридических лиц найдет свое законодательное закрепление, и ссылка на положения устава при рассмотрении данной категории дел, по-видимому, не потребуется.

Более важным, очевидно, является то, что исключение участника из общества можно рассматривать либо как пресечение действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения; либо как меру гражданско-правовой ответственности за недобросовестное поведение участника. В нервом случае применение меры в виде исключения участника возможно только для целей устранения препятствий в деятельности общества, создаваемых действиями такого участника при осуществлении своих прав[3].

При таком подходе исключение участника из общества не приведет к защите права, так как препятствия для деятельности общества созданы учредителем путем осуществления функций единоличного исполнительного органа, следовательно, их устранение возможно посредством досрочного прекращения полномочий учредителя в качестве единоличного исполнительного органа. Таким образом, исключение ответчика при сохранении его полномочий в качестве единоличного исполнительного органа не позволяет защитить интерес общества. По нашему мнению, исключение участника невозможно рассматривать как меру гражданско-правовой ответственности. Во-первых, при таком подходе возникает ситуация двойной ответственности» (ст. 10 Закона об ООО и ст. 53 ГК РФ), что противоречит общеправовой презумпции «никто не может нести ответственность за одно правонарушение дважды». При этом судебно-арбитражная практика также исходит из недопустимости двойной ответственности.

ФАС Центрального округа в Постановлении от 7 февраля 2006 г. по делу № А35-3586/05-С22 указал, что привлечение покупателя к двойной ответственности за одно и то же нарушение обязательств недопустимо, и его следует расценивать как злоупотребление правом со стороны истца (ст. 10 ГК РФ).

К аналогичному выводу о недопустимости установления двойной ответственности за одно и то же правонарушение пришел ФАС Волго-Вятского округа в Постановлении от 9 апреля 2003 г.

по делу № А43-6778/02-15-277, указав, что применение двух мер ответственности за одно и то же нарушение действующим законодательством не допускается.

Во-вторых, сама природа исключения участника из общества противоречит сути гражданско-правовой ответственности, которая заключается в возложении на нарушителя неблагоприятных последствий за совершенное правонарушение. Как указал Председатель ВАС РФ А. А. Иванов,

«исключение предполагает выплату участнику ООО стоимости его доли, то есть за “плохое поведение” провинившийся получит деньги»[4].

По-видимому, это не позволяет говорить об исключении участника из общества как о мере гражданско-правовой ответственности. Напротив, анализ ст. 10 Закона об ООО позволяет заключить, что данная норма направлена на обеспечение нормального функционирования общества и защиту последнего от действий учредителя, нарушающих и (или) затрудняющих данное функционирование.

Исключение же участника-руководителя само по себе не восстанавливает нормальное функционирование общества. Таким восстановлением, по-видимому, может являться избрание нового исполнительного органа и возмещение убытков со стороны прежнего руководителя, если таковые были причинены.

Только в случае, если избрание нового исполнительного органа не­возможно, поскольку данный участник, обладая значительной долей в уставном капитале общества, препятствует избранию иного лица в качестве единоличного исполнительного органа, полагаем возможным ставить вопрос о его исключении из общества.

Более того, представляется разумным заявлять требования о возмещении убытков в порядке ст. 53 ГК РФ и исключении участника из общества в одном судебном заседании, поскольку положительное решение вопроса о недобросовестном поведении руководителя и наличии убытков автоматически указывает на то.

что учредитель, уклоняясь от смены недобросовестного руководителя (т.е. себя), причиняет обществу вред, а равно затрудняет его нормальное функционирование.

Таким образом, согласно буквальному толкованию действующей редакции ст.

10 Закона об ООО, совершение участником действий, противоречащих интересам общества при выполнении функций единоличного исполнительного органа, само по себе не может служить основанием для его исключения, даже если такие действия причинили обществу значительный вред и сделали деятельность общества невозможной либо существенно затруднили ее. Однако, если исходить из интересов общества и его участников, данное лицо может быть исключено за сам факт причинения обществу значительного вреда или невозможности деятельности общества независимо от выполняемых учредителем функций руководителя, бухгалтера и т.д. Именно такой подход, по-видимому, будет применяться после принятия изменений в ГК РФ, возлагающих на участников общества обязанность действовать в его интересах добросовестно и разумно.

Кроме того, анализ дискуссии, развернувшейся в ВАС РФ по вопросу исключения из общества участника -генерального директора, позволяет надеяться на отход судов от формальной позиции недопустимости такой меры.

Представляется, что основанием для исключения из общества должно служить именно причинение ему (не миноритарному участнику!) вреда, а не противоречие относительно направлений развития бизнеса.

Для разграничения действий, влекущих за собой причинение вреда обществу от экономически обоснованных бизнес-решений, представляется верным руководствоваться подходами, выработанными применительно к ст.

53 ГК РФ: неразумные недобросовестные действия руководителя при осуществлении своих обязанностей в ущерб интересам общества могут служить достаточным основанием для исключения его как участника (с выплатой стоимости доли) наряду со взысканием убытков, причиненных обществу, и с предоставлением возможности одновременного зачета встречных однородных требований.
 

[1] См.: Евдокимова М. В. Исключение участника из общества как один из способов зашиты прав участников общества с ограниченной ответственностью // Безопасность бизнеса. 2011,   № 2, С. 14-15.[2] См.: Холдоенко А. С.

Исключение участника из общества с ограниченной ответственностью // ООО: проблемы и решения. 2010, № 4.

[3] Проект обзора практики рассмотрения арбитражными судами споров, связанных с исключением участника из общества с ограниченной ответственностью доступен в системе Кадарбитр.

[4] Правила исключения из колхоза // Президиум ВАС РФ поспорил о природе ООО. 

Источник: https://dom-prava.com/publication/articles/exclusion-a-director

Исключение нерадивого участника из ООО: основания и перспективы

Специфика исключения из ООО нерадивого директора строительной фирмы

Любой бизнес, где есть несколько участников, не застрахован от возникновения острых конфликтных ситуаций и корпоративных споров.

В частности, один из партнеров может выступать против принятия управленческих решений, одобрения крупных сделок либо перестать проявлять какой-либо интерес к делам общества.

Все перечисленные действия приводят к невозможности дальнейшего совместного ведения бизнеса, роста и развития компании и требуют принятия крайних мер по их разрешению. 

Одной из таких крайних мер, направленных на защиту добросовестных собственников бизнеса и на продолжение нормальной деятельности компаний, является исключение в судебном порядке участника из ООО.

Участники общества, доли которых в совокупности составляют не менее чем десять процентов уставного капитала общества, вправе требовать в судебном порядке исключения из общества участника, который грубо нарушает свои обязанности либо своими действиями (бездействием) делает невозможной деятельность общества или существенно ее затрудняет.  ст. 10 Федерального закона «Об ООО»  

Таким образом, заявить об исключении могут участники, владеющие единолично или в совокупности с другими участниками не менее чем 10%-ой долей в уставном капитале общества. Отказ или ограничение этого права в уставе ничтожны.
Законодатель разрешил исключать участника который:

  • своими действиями (бездействием) причинил существенный вред обществу;
  • либо иным образом существенно затрудняет деятельность общества (делает ее невозможной) и достижение целей, ради которых общество создавалось, в том числе грубо нарушая свои обязанности, предусмотренные законом или Уставом общества

Реализуется это право путем подачи искового заявления в арбитражный суд об исключении участника. Такие дела отнесены к категории корпоративных споров и не требуют соблюдения претензионного порядка.

Несмотря на то, что возможность исключения участника из ООО далеко не новая, вопросы, связанные с определением достаточных оснований для обращения в суд, всегда вызывали большие трудности. На основании судебной практики рассмотрим по порядку, какие действия (бездействие) партнера  могут послужить причинами для лишения его статуса участника общества и какие условия нужно соблюсти.

Разойтись во мнениях недостаточно

Наличие одного лишь корпоративного конфликта между участниками не может стать причиной для исключения одного из них из общества. Основания, позволяющие исключить участника из Общества, должны носить объективный характер. Персональное видение одного из предпринимателей по порядку осуществления хозяйственной деятельности Общества не является поводом для исключения другого из общества. 

Так, исключение одного из участников не может стать способом разрубить «гордиев узел» при разногласиях между участниками, владеющими равным количеством долей (50/50%).

Верховный суд еще в 2014-ом году порекомендовал в ситуации, когда позиция ни одного из участников спора не является заведомо неправомерной, рассмотреть вопрос о ликвидации общества или о выходе одного из участников с получением действительной стоимости доли.

Суды отмечают, что участники Общества должны были изначально самостоятельно определить в Уставе механизм принятия решений при несогласии одного участника с позицией другого. 

Другое дело, если один из равноправных участников создает конкурирующий бизнес и бессовестно выводит активы, переводит на свое единолично созданное общество все крупные контракты, тогда суд встанет на сторону участника, который действовал исключительно в интересах совместного бизнеса и не «перетягивал одеяло на себя». 

Также непросто исключить мажоритарного участника. Некоторые суды считают, что по смыслу ст.

10 ФЗ «Об ООО» исключение из общества участника, владеющего более 50% уставного капитала, может привести к прекращению деятельности общества, а это противоречит назначению нормы – восстановить нормальную деятельность организации.

Применение санкции в виде исключения возможно только в ситуации, когда у участника в соответствии с уставом отсутствует право на выход и устранить препятствия, которые он создает своими действиями, можно только прекратив его участие в юридическом лице.

Так суд поддержал позицию нижестоящих судов о возможности исключения участника с долей 76,2%. Ответчик-мажоритарный участник попросту отстранил остальных участников от участия в деятельности общества: единолично отчуждал имущество, проводил собрания участников общества, никого не извещая, и тем самым противопоставил свои интересы интересам всех остальных участников общества. 

Также неоднозначно выглядит требование об исключении, основанное на утверждении, что один из участников обращается в государственные органы с жалобами на общество или в суд за защитой своих прав, создавая тем самым сложности для Общества.
Исключение станет возможным в случае, если госорганами сделаны выводы об отсутствии нарушений, упомянутых в жалобе участника.

Если же заявленный к исключению партнер докажет, что жалоба является ничем иным как мерой реагирования на действия (бездействие) партнера и нацелена на пресечение нарушения, суд откажет в его исключении.

Истцы, которые пытаются выставить обращение за административной защитой как провокацию, часто сами не без греха (заключили убыточную сделку, не уведомляли исключаемого о собраниях и т.п.).

За что можно исключить из Общества

Теперь разберемся, какие конкретно действия участника и при каких условиях могут быть признаны судом вредными для общества и послужить основанием для исключения участника.

1. Участник систематически уклоняется от участия в общих собраниях или голосует против. 

Систематически – это более 2 (двух) раз. При этом истцам нужно доказать:

  1. хозяйственную необходимость принимаемого решения;

  2. причинно-следственную связь между уклонением от участия в собрании и непринятием решения, а также

  3. соблюдение процедуры проведения общего собрания, в том числе надлежащего извещения, о дате, времени и месте проведения собрания.

Пример.

Надлежащим образом уведомленный о проведении собрания Участник Общества неоднократно уклоняется от участия в общем собрании, посвященному реорганизации в форме слияния и одобрению крупной сделки по ремонту систем электроснабжения и освещения земельного участка. Это, в свою очередь, блокирует использование участка как основного актива, чем существенно затрудняет хозяйственную деятельность общества.

Акцентируем Ваше внимание на том, что ание «против» 2 и более раза не всегда будет основанием лишить партнера права участвовать в бизнесе: ать «против» он может не из вредности вовсе, а выражать по существу несогласие с мнением остальных участников по вопросам осуществления хозяйственной (производственной) деятельности общества и способах наиболее эффективного экономического развития общества. И тут мы снова вспоминаем, что разойтись во мнениях недостаточно для применения такой экстренной меры.

2. Участник совершает действия, заведомо противоречащие интересам Общества, в том числе при выполнении функций директора, например:

  • причиняет значительный ущерб имуществу Общества;
  • совершает сделки в ущерб интересам Общества;
  • экономически необоснованно увольняет всех работников;
  • нарушает запрет на осуществление самостоятельной конкурирующей деятельности, аналогичной деятельности Общества;
  • голосует за одобрение заведомо убыточной сделки.

На практике исключение участника из Общества по этому основанию упрощает наличие решения, в соответсвии с которым действия Участника были признаны судом неправомерными, а заключенные им сделки в ущерб интересам Общества – недействительными.

Например, участник совершил сделку по отчуждению прав и обязанностей по договору аренды лесных участков за условные 30 т.р., а участки были основными активами Общества.

Результат – невозможность осуществления уставной деятельности по заготовке древесины.

Сделка являлась крупной и вступившим до этого в силу судебным актом была признана недействительной, а действия участника Общества – неправомерными.

Деятельность участника также может быть признана «подрывной», если:   

3. Участник распространяет недостоверную информацию о финансовом состоянии и деятельности общества 

при условии, что это повлекло негативные последствия (к примеру, распространение недостоверной информации о ликвидации общества путем направления писем контрагентам с уведомлением о расторжении договоров с обществом и предложением заключить аналогичные договоры с конкурирующей организацией);

4. Участник совершает действия, противоречащие интересам общества, при выполнении им трудовых функций работника этого общества или осуществлении полномочий, предоставленных ему на основании доверенности

(участник в должности коммерческого директора отказывается от участия в переговорах с потенциальными крупными покупателями). В этом случае участника также возможно привлечь к дисциплинарной ответственности как работника – лишение участника корпоративных прав этому не помешает.

Исключение из общества – это санкция за нарушение корпоративных обязанностей.

Но, как и любое наказание, исключение должно быть соразмерно нарушению и, возможно, за причинение вреда обществу достаточным будет взыскать с участника убытки или обойтись мерами дисциплинарной ответсвенности. 

За что нельзя исключить

Иск об исключении участника не может быть удовлетворен в том случае, когда с таким требованием обращается лицо, в отношении которого имеются основания для исключения.

Если суд выяснит, что участниками совершались обоюдные действия причинявшие убытки обществу, то в удовлетворении иска будет отказано. 

Неполная оплата участником доли в уставном капитале также не может быть основанием

для исключения из общества. В этом случае в качестве специального последствия бездействия участника законом предусмотрен переход неоплаченной части доли к обществу согласно п. 3 ст. 16 ФЗ «Об ООО». Позиция сформирована в п.10 Информационного письма №151 и нашло отражение в судебной практике, в частности Постановление 10ААС от 09.03.2017г. по делу №А41-43177/2016. 

Последствия исключения участника

Помимо объективности требований, на которых вы будете основывать заявление об исключении участника, необходимо учесть, что после исключения участника общество обязано выплатить ему действительную стоимость его доли в течение года с момента вступления решения суда в законную силу. В уставе этот срок увеличить нельзя, его можно только уменьшить. При этом напоминаем, что действительная стоимость доли определяется с учетом рыночной стоимости имущества, принадлежащего Обществу, и может быть достаточно высокой. 

Описанные выше примеры негативного влияния недобросовестности участника на деятельность общества еще раз подтверждают важность детальной юридической проработки взаимодействия партнеров и порядка совместного принятия ими решений еще на стадии создания компании и разработки ее Устава, проработки условий корпоративного договора. Важно заранее максимально защититься и предотвратить возможность возникновения подобных патовых ситуаций, например:

  • установить штрафные санкции за уклонение от участия в общих собраниях участников;
  • обязать участника продать свою долю в компании при определенных условиях, а на остальных – возложить обязанность ее выкупить. Конечно, одновременно стоит задуматься о механизме определения такой выкупной цены;
  • при наличии миноритарных участников очень осторожно подходить к расширению перечня вопросов, требующих единогласного ания, так как, не желая того, можно поставить бизнес в зависимость от настроения миноритария.

Безусловно, каждый раз набор инструментов зависит от конкретных «пацанских договоренностей» и желаемого баланса интересов между партнерами.

Источник: https://www.taxcoach.ru/taxbook/Isklyuchenie_neradivogo_uchastnika_iz_Obshchestva-_osnovaniya_i_perspektivy

Исключение участника из ООО

Специфика исключения из ООО нерадивого директора строительной фирмы

В России действует простая, удобная и прозрачная процедура регистрации ООО. Законодательство конкретно и недвусмысленно регулирует все стороны деятельности этих организаций. Но вот исключение участника из ООО в существующих нормативных актах освещено скупо. Расплывчатые формулировки способствуют вынесению судами диаметрально противоположных вердиктов в аналогичных ситуациях.

Правовая основа

Деятельность ООО регламентируется Гражданским кодексом РФ. В ст. 67 утверждается право участников общества добиваться исключения любого акционера в судебном порядке с выплатой его доли.

Основания: причинение серьезного ущерба, препятствование нормальной работе организации. Подробной расшифровки этих поступков ГК РФ не содержит.

В нем говорится, что все касающиеся ООО вопросы подробно освещены в соответствующих законодательных актах.

Бесплатная консультация юриста по деятельности ООО>>

В законе 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» от 08.02.1998 года выбытию участника ООО без его согласия посвящена статья 10.

Она состоит буквально из трех строк и содержит несколько важных положений. Во-первых, инициировать процесс исключения вправе акционеры, совокупный взнос которых в уставной капитал составляет не менее 10%.

Во-вторых, причинами строгой меры воздействия могут быть:

  • грубое нарушение своих обязанностей
  • создание серьезных препятствий для работы организации вплоть до ее полного прекращения

Мешать функционированию ООО нарушитель может как действиями, так и бездействием. В 14-ФЗ нет детализации, в чем состоит нарушение обязанностей, как можно препятствовать деятельности ООО и т.д.

В связи с отсутствием четких формулировок, суды оценивали эти обстоятельства по своему усмотрению. В 2012 году Президиум Верховного Арбитражного суда РФ опубликовал Информационное письмо от 24.05.2012 года № 151.

В документе изложен анализ судебных решений по делам об исключении участников из ООО.

Типичные причины исключения

В письме ВАС содержится перечень оснований для удаления акционера, содержащихся в исковых заявлениях. Для каждого приведенного мотива сформулирована позиция суда, в какой ситуации следует удовлетворить иск, а в какой нет. Для полноценного пояснения выводов Президиум ВАС приводит примеры вынесенных судебных решений по конкретным делам.

Намеренное причинение вреда

В ст. 65.2 ГК РФ закреплена обязанность участников ООО не совершать действий, заведомо способных причинить вред обществу.

Таким образом, наличие причиненного ущерба, подтвержденное документально, может стать основательной причиной для исключения. Ведь в этом случае участник грубо нарушает свои обязанности, а это попадает под действие ст.

10 14-ФЗ. В качестве примеров подобного нарушения в письме ВАС приводятся следующие действия:

  1. Подделка протокола, на основании которого в дальнейшем внесены изменения в ЕГРЮЛ
  2. Распространение ложной информации о ликвидации общества
  3. Направление предложений контрагентам о ведении переговоров с конкурирующей организацией

К грубым нарушениям обязанностей относится и заключение по доверенности ООО заведомо невыгодных контрактов, и многое другое.

Создание препятствий работе организации

Наиболее распространенным видом нарушения являются регулярное игнорирование общих собраний, а также ание определенным образом.

Суд принял решение исключить из ООО акционера, намеренно не посещавшего собрания, в повестке которых был вопрос о внесении изменений в действующий устав. В связи с отсутствием кворума, устав так и не был утвержден.

Старая редакция не соответствовала нормам законодательства, за что организация была привлечена к ответственности.

Суд удовлетворит иск о вынужденном выбытии акционера из-за систематического отсутствия на общих собраниях при выполнении двух условий:

  1. Причинно-следственная связь между регулярными неявками участника ООО на собрания и наступлением негативных последствий для организации будет доказана
  2. Процедура подготовки и проведения собраний должна осуществляться по алгоритму, прописанному в учредительных документах

Если положено высылать приглашение на собрание заказным письмом, а секретарь отправила простое, это может быть причиной отказа в иске об исключении.

Инициирование проверок со стороны надзорных инстанций

Разновидностью затруднения деятельности ООО могут быть обращения участника общества в ИФНС, МЧС, полицию, службу санэпиднадзора, другие контролирующие органы с просьбой о проведении проверок.

Даже если все контролеры не выявят никаких нарушений и не предъявят штрафных санкций, нормальная работа организации бывает нарушена. Чтобы добиться исключения, нужно аргументированно доказать, что участник передавал в надзорные инстанции заведомо ложные сведения.

То есть ему было заранее известно, что сообщаемая им информация является недостоверной.

Когда исключать нельзя

В письме Президиума ВАС РФ описаны обстоятельства, при которых суды не станут поддерживать иски об исключении. Юристы приводят логичные обоснования такого подхода. В подобных случаях обращение с иском – это пустая трата времени и денег, лучше искать другие способы решения проблемы.

Неуплата доли

На основании ст. 65.2 ГК РФ внесение средств в уставной капитал является обязанностью акционера ООО. Неуплата положенной доли правомерно может расцениваться, как неисполнение обязанностей. На основании п. 3 ст.

16 14-ФЗ неоплаченная часть переходит в распоряжение общества, которое может ее реализовать. Негативных последствий для ООО неполная оплата взноса в уставной капитал одним из участников не несет.

Суды не расценивают неуплату доли, как грубое нарушение, иск об исключении удовлетворен не будет.

Если у участника свыше 50% акций

В 14-ФЗ есть только одно ограничение, касающееся долей участников конфликта. Требующие исключения должны иметь в общей сложности не менее 10%. О доли того, кого планируется вывести из команды, ничего не говорится.

Если представить себе, что убрать хотят обладателя, например, 80% акций, перспективы дальнейшей работы ООО после проведения такой корпоративной процедуры весьма туманны. Выбывшему нужно будет оплатить рыночную стоимость его доли.

Найдут ли оставшиеся акционеры такую сумму? Если исключенный участник решит взять часть имущества, активы ООО будут изъяты почти полностью.

ВАС считает, что в такой ситуации решение об исключении, какими бы серьезными доказательствами оно не обосновывалось, никак не будет способствовать нормализации предпринимательской деятельности. А именно это является целью удаления одного из участников.

Суд справедливо полагает, что при сложившихся обстоятельствах уместнее добровольно покинуть общество остальным акционерам. Такая возможность предусмотрена ст. 94 ГК РФ. В уставе ООО могут быть установлены ограничения для выхода акционеров и получения принадлежащей им доли.

Чтобы учесть интересы всех сторон, ВАС полагает, что исключение участника с долей свыше 50% возможно, если добровольный выход серьезно ограничен.

Можно ли исключить учредителя

Чтобы понять, применима ли ст. 10 14-ФЗ к учредителю ООО, нужно разобраться, какими привилегиями он обладает. Создать ООО может один человек или группа людей. Они занимаются регистрацией общества, их имена вносятся в ЕГРЮЛ.

Учредители собираются на свое общее собрание только один раз, когда решается вопрос о создании организации. Далее учредители, которые внесли вклад в уставной капитал, становятся участниками. На них распространяются положения ст.10 14-ФЗ. Требование об исключении учредителя вполне доступно.

Покинув общество, он все равно останется в реестровых записях в качестве его создателя.

Как оформить исключение

Источник: https://fedzakon.ru/biznes/isklyuchenie-iz-ooo

О бухгалтерии
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: