Проблема параллельного импорта

Содержание
  1. Параллельный импорт: анализ и перспективы отрасли
  2. Почему разрешен параллельный импорт?
  3. Минусы параллельного импорта
  4. Решение конституционного суда
  5. Как это решение повлияет на ситуацию
  6. Параллельный импорт: проблемы и перспективы
  7. За легализацию параллельного импорта уже долгое время выступает Федеральная антимонопольная служба РФ
  8. Необходима ли легализация параллельного импорта в России?
  9. Плюсы легализации параллельного импорта в России
  10. Против параллельного импорта в России выступают представители бизнеса, прежде всего иностранного
  11. Дело о запрете параллельного импорта
  12. Пример из судебной практики ИНТЕЛЛЕКТ-С
  13. Sonicaid против параллельного импорта медицинской техники в Россию
  14. Россия может ответить на санкции США легализацией параллельного импорта
  15. Особый пункт
  16. Суть предполагаемых ограничений
  17. Принцип исчерпания исключительного права
  18. Плюсы и минусы
  19. Варианты ответных санкций
  20. Параллельный импорт: судебная практика, защита от него и борьба, закон, плюсы и минусы
  21. Суть понятия
  22. Нормативное регулирование в 2019
  23. Последствия и ответственность субъектов
  24. Проблемы параллельного импорта
  25. Судебная практика в 2019
  26. Случай 1
  27. Случай 2

Параллельный импорт: анализ и перспективы отрасли

Проблема параллельного импорта

Параллельный импорт – это импорт в обход правообладателя и владельца товарного бренда. До недавнего времени он был запрещен, и вся продукция, ввезенная в страну таким образом, считалась контрафактной.

Однако 5 мая 2017 года ситуация изменилась: ограничения были частично сняты Правительством и открыло новые возможности для международной торговли.

Теперь ответственность снимается с импортеров, которые ввозят в стран брендовые изделия, но не имеют аккредитации официального дилера от производителя.

Почему разрешен параллельный импорт?

Параллельный импорт разрешен из-за изменившейся ситуации на международном рынке. Эта антикризисная мера позволит приобретать товар в третьих странах, и для этого не потребуется получать согласие производителя.

Для импортеров это возможность обойти запреты и введенные эмбарго, а для потребителей – возможность приобретать качественные изделия дешевле только за счет того, что они были ввезены в обход разрешений изготовителя.

Предполагается, что разрешение параллельного импорта будет в первую очередь распространяться на самые важные позиции, такие как иностранные лекарства. Однако пилотный проект также распространится на автозапчасти, медтехнику и другие группы продукции. Эта мера приведет к значительному снижению стоимости и сделает их более доступными для населения в условиях кризиса.

Минусы параллельного импорта

Параллельный импорт – не самая безопасная мера для оздоровления экономики. Хотя он и делает брендовую продукцию более доступной, он создает немало проблем, которые могут стать заметными уже в ближайшее время:

  • Уменьшение стоимости брендовых позиций, поскольку возникнет конкуренция между официальными дилерами и компаниями, которые занимаются простой перепродажей.
  • Сокращение производства на территории России. Снижение официального спроса сокращает мотивацию изготовителя: зачем тратить капитал на развитие бизнеса, если затраты все равно не окупаются?
  • Появление на рынке большого количества контрафакта. Разрешение параллельного импорта открывает путь для подделок известных брендов, которые могут коренным образом отличаться по качеству от оригиналов. Торговые запреты позволяют бороться с контрафактом, а их отмена негативно сказывается на безопасности рынка для покупателей.
  • Сокращение поступлений налогов в бюджет страны. Официальные представительства крупных игроков на рынке приносят немалый доход государству, однако из-за роста теневого сектора он быстро начнет сокращаться.

Решение конституционного суда

Вопрос о том, допустим ли параллельный импорт в России, долгое время оставался спорным. Важной датой для разрешения этого вопроса стало 13 февраля 2018 года: Конституционный суд РФ принял решение об освобождении импортеров от ответственности, если они завозят оригинальные изделия, но при этом не имеют полномочий изготовителя для этого.

Это мотивировано тем, что производители могут искусственно ограничивать поступление продукции на рынок, чтобы создавать дефицит, завышая спрос и увеличивая прибыль. В условиях санкционного режима это привело к тому, что часть товаров полностью исчезла с полок магазинов, так как производители западных государств не желают сотрудничать с российскими партнерами.

По решению конституционного суда параллельный импорт стал возможным, а это значит, что санкции изготовителей потеряют свою значимость. Запретный товар теперь можно завозить через третьи страны, что позволит значительно снизить стоимость, а также обеспечить потребности покупателей.

Как это решение повлияет на ситуацию

В постановлении КС говорится о том, что в условиях экономического противостояния обострилась проблема исчерпания право владельца товарного знака. Если будет выявлено, что производитель неправомерно использует торговую марку и препятствует свободной торговле, импортер может быть освобожден от ответственности за продажу товара методом параллельного импорта.

Однако такое разрешение не означает, что будет прекращена борьба с контрафактом. Закон по-прежнему предполагает ответственность для поставщиков некачественной продукции и подделок известных брендов. При обращении в суд, органы теперь будут рассматривать фактические обстоятельства каждого дела, чтобы выявить нарушения торгового законодательства.

Пока сложно предположить, как принятое решение повлияет на текущую ситуацию. Однако судебное постановление уже есть, а это значит, что в скором времени можно ожидать значительного притока товаров, завезенных по новой схеме, в обход официальных дилеров. Покупателю придется соблюдать повышенную осторожность, чтобы не столкнуться с дешевой подделкой, которая нее имеет ничего общего с брендом.

Источник: https://delonovosti.ru/business/4189-parallelnyy-import.html

Параллельный импорт: проблемы и перспективы

Проблема параллельного импорта
Время чтения материала: 4 мин.

В начале отметим, что под параллельным импортом понимается ввоз на территорию страны оригинальных товаров, у которых имеется маркировка – товарный знак с разрешением правообладателя данного товарного знака на их ввоз, лицами, не имеющими документированного согласия от правообладателя на их ввоз.

Такое перемещение товаров происходит с помощью использования альтернативных, «параллельных» каналов, а не через работу с аккредитованным дистрибьютором. И чаще всего случается так, что правообладатель даже не в курсе существования этих альтернативных каналов.

«параллельный импорт: проблемы и перспективы.»

В России в соответствии с законодательством (п. 4 ст. 1252, ст. 1487, п. 1-2 и п. 4 ст.

1515 ГК РФ) исключительные права на товарный знак могут быть признаны исчерпанными лишь тогда, когда товар введен в оборот внутри государства, и импорт в РФ товаров, которые уже не раз перепродавались за рубежом, позволителен только при наличии разрешения от владельца товарного знака. Дистрибьюторов обязали согласовывать с правообладателями импорт, хранение и введение в оборот продукции в формате соглашений (об уступке права либо о выдаче лицензии).

Сегодня иностранные фирмы имеют право санкционировать импорт в РФ лишь устарелых, давно лежащих на складе образцов продукции или продукции с ограниченной комплектацией.

То есть, в РФ возможен ввоз продукции с более низкими потребительскими свойствами (сравнительно с подобными моделями, ввозимыми в остальные страны) и при назначении более высокой стоимости продажи (если сравнивать с обычной ценой).

И это является веским аргументом со стороны сторонников легализации параллельного импорта.

За легализацию параллельного импорта уже долгое время выступает Федеральная антимонопольная служба РФ

Например, Андрей Цыганов, замглавы ФАС России, выступая на заседании Клуба здравоохранения в Посольстве Франции 21 февраля 2018 года, заявил: «Наша задача – убедить коллег в правительстве и в бизнесе, что параллельный импорт полезен.

Мы имеем на руках свежее постановление Конституционного суда РФ, анализ которого показывает, что суд в целом положительно относится к идее внедрения параллельного импорта, напрямую связывая ее с минимизацией дискриминации и возможных ограничений конкуренции на товарных рынках».

Постановление КС РФ, упомянутое господином Цыгановым, опубликованное на официальном сайте КС РФ 13 февраля 2018 года, фактически узаконивает параллельный импорт. То есть, согласно ГК РФ товар является контрафактным, если на нем незаконно размещен товарный знак.

Однако, постановление разрешает полностью или частично освобождать от ответственности импортеров оригинальных товаров в Россию, не уполномоченных правообладателем товарного знака. КС постановил, что правообладатель может недобросовестно использовать исключительное право на товарный знак и ограничивать ввоз на внутренний рынок России конкретных товаров или умышленно завышать цены.

Особую опасность, как отмечает КС, такие действия могут приобретать в связи с применением каким-либо государством санкций против России.

Необходима ли легализация параллельного импорта в России?

Споры между сторонниками и противниками ведутся до сих пор, и дискуссия по этому вопросу уже вышла с национального на международный уровень. Так как решено, что в рамках ЕАЭС легализация данной меры возможна лишь при согласовании со всеми членами Союза, то процесс еще долго не сдвинется с мертвой точки.

Дело в том, что еще в 2015 году Беларусь, ссылаясь на негативные экономические последствия, выступала категорически против и вместо этого предложила расширить полномочия антимонопольных органов для борьбы со злоупотреблениями импортеров.

При этом ЕЭК планирует ввести параллельный импорт и международный принцип исчерпания прав на продукцию для всех видов товаров к 2020 году.

Плюсы легализации параллельного импорта в России

Среди плюсов узаконивания параллельного импорта можно выделить следующие: уменьшение случаев ущемления прав отечественных потребителей со стороны зарубежных правообладателей (касается цен, качества и ассортимента продукции); создание и рост конкурентных условий на рынке между официальными представителями правообладателя и независимыми импортерами, что, в свою очередь, позволит расширить ассортимент товаров известных брендов (и, соответственно, станет причиной снижения цен) для покупателя.

Против параллельного импорта в России выступают представители бизнеса, прежде всего иностранного

Так, Ассоциация европейского бизнеса сообщила, что обеспокоена последними инициативами, направленными на его легализацию. От этого, по ее мнению, пострадают все — инвесторы, потребители и государство, так как снизится инвестиционная привлекательность России, что приведет к росту контрафактной продукции.

Кроме того, параллельный импорт не позволит производителю (официальному уполномоченному представителю) контролировать и нести ответственность за товары, которые покупаются отечественными организациями у параллельных импортеров.

Например, будет довольно проблематично гарантировать соответствие определенным характеристикам импортных медицинских изделий, которые зарегистрированы в Российской Федерации в соответствии с требованиями отечественного законодательства.

То же самое касается, например, и лекарственных средств (и всех остальных видов товаров) — таможенный контроль будет ослаблен, соответственно, увеличится теневой сектор экономики, и вырастет процент контрафактного товара, параллельных каналов импорта, а налоговых вливаний в бюджет станет меньше.

Легализация параллельного импорта становится реальным способом принуждения иностранных производителей к снижению цен. По мнению автора данной работы, в последнее время возможная легализация параллельного импорта фактически стала некой политической мерой, которую власти используют, чтобы достичь уменьшения на внутреннем рынке стоимости импортных товаров.

Источник: https://xn--24-dlci8j.xn--p1ai/parallelnyj-import-problemy-i-perspektivy.html

Дело о запрете параллельного импорта

Проблема параллельного импорта

06 мая 2013

*Данный материал старше трёх лет. Вы можете уточнить у автора степень его актуальности.

Пример из судебной практики ИНТЕЛЛЕКТ-С

Шестаков Евгений Николаевич
Управляющий партнер

Статья рассказывает о безоговорочном законодательном запрете импорта в Россию оригинальных товаров, если владелец охраняемого в нашей стране товарного знака, которым этот товар маркирован, прямо не разрешил импортеру осуществлять ввоз — т.е. о «сером» или параллельном импорте.

Даже профессиональным импортерам – коммерческим фирмам, специализирующимся на внешнеэкономической деятельности, — зачастую малоизвестен следующий факт: не может быть приобретен за границей и импортирован в Россию товар без получения согласия от владельца товарного знака, нанесенного на него.

Дело в том, что в нашей стране действует национальный принцип «исчерпания прав на товарный знак» (статья 1487 Гражданского кодекса РФ).

Согласно этому правилу даже после неоднократной смены собственника за рубежом товар остается обременен правом владельца товарного знака разрешать или запрещать его импорт в Россию.

К примеру, его согласие не требуется при перемещении товара из одной страны ЕС в другую, так как в Европейском Союзе действует международный принцип исчерпания прав.

Нет ничего удивительного в том, что в мире допускается неравенство правового регулирования в разных странах, так как оно вытекает из принципа государственного суверенитета и соответствует нормам международного законодательства, позволяя правительствам стран регулировать степень вмешательства в национальную экономику, устанавливая по своему выбору режим свободной международной торговли или протекционизма.

В любой стране выбор между национальным и международным принципом исчерпания – вопрос прежде всего экономический и политический. Россия — не исключение из этого правила, и сегодня ведутся переговоры по поводу введения международного принципа исчерпания прав на объекты интеллектуальной собственности в Таможенном Союзе Беларуси, Казахстана и России.

В России, как и во всем мире, не утихают споры о справедливости и целесообразности того или иного принципа исчерпания прав на товарный знак.

Оставляя этот спор политикам и экономистам, выскажем лишь профессиональное юридическое мнение: правовой неопределенности статуса параллельного импорта в России нет.

Он однозначно незаконен, как бы ни хотелось доказать в судах обратное юристам, защищающим паримпортеров от исков правообладателей товарных знаков.

Однако до недавнего времени у сторонников параллельного импорта была надежда на нашумевшее в 2008-2009 гг. дело Porsche. Тогда таможня проиграла в Высшем Арбитражном Суде РФ дело о привлечении импортера к ответственности по статье 14.10 Кодекса РФ об административных правонарушениях.

Отказывая таможне в требованиях, ВАС РФ указал, что данная норма КоАП предусматривает административную ответственность только за подделку (контрафакт), а параллельный импорт оригинальных товаров в административном порядке не наказуем [1].

«Серые» дилеры полагали, что в будущем и гражданские дела будут аналогично рассматриваться.

Но на наш взгляд, нельзя было серьезно рассчитывать на это. Аналогия между административными и гражданскими делами недопустима, тем более статьи 1229 и 1487 Гражданского кодекса РФ содержат прямой запрет параллельного импорта.

Удивительно, но первое гражданское дело в Арбитражном суде города Москвы закончилось в пользу параллельного импортера, не дойдя, правда, по какой-то причине до последней инстанции (дело Kayaba). Но в других арбитражных судах в период с 2009 г.

по настоящее время иностранные правообладатели товарных знаков раз за разом достигают успеха в борьбе с паримпортерами (дела Uvex, Evian, Panasonic, Sonicaid, рассмотренные арбитражными судами Санкт-Петербурга и Ленинградской области, Московской, Нижегородской и Свердловской областей).

В 2011 году «сдался» наконец и Арбитражный суд города Москвы, кардинально изменив свою практику (дело Heineken-Krusovice).

Sonicaid против параллельного импорта медицинской техники в Россию

Разбирательства по товарному знаку Sonicaid, проходившие одновременно в арбитражных судах Нижегородской и Свердловской областей, внесли существенный вклад в изменение в пользу иностранных владельцев товарных знаков ошибочно складывающейся негативной судебной практики о запрете параллельного импорта в России.

В сравнении с другими делами, в которых фигурируют пиво, вода, бытовая техника, автомобили, на наш взгляд, только дело «Sonicaid против «серых дилеров» могло формировать объективное мнение о пользе запрета параллельного импорта в нашей стране.

Раньше справедливость запрета параллельного ввоза обыкновенных товаров в Россию, минуя сеть их официальных дилеров и дистрибьюторов, была неочевидна, особенно если учитывать тот факт, что производитель уже продал свой оригинальный товар в другой стране, получив за него полную стоимость.

Казалось даже, что существовавшая конкуренция паримпортеров и официальных дистрибьюторских сетей производителя в России положительно влияет на стоимость, доступность и ассортимент товаров.

Общее восприятие запрета параллельного импорта кардинально меняется, если рассматривать его применительно к медицинскому оборудованию, ведь с ним напрямую связаны жизнь и здоровье людей.

В частности, арбитражный суд, рассматривающий дело Sonicaid, справедливо посчитал, что спор затрагивает публичные интересы государства, и привлек в процесс в качестве третьего лица Министерство здравоохранения и социального развития РФ.

Медицинская техника Sonicaid производства английской компании Huntleigh Technology, Ltd. используется акушерами всего мира. Приборы являются средствами измерения медицинского назначения, основаны на методе кардиотокографии и применяются в целях измерения и записи сердечных сокращений у матери и плода на разных сроках беременности.

Обладая высокой диагностической надежностью, это оборудование позволяет врачам осуществить правильный выбор тактики ведения беременности, снижает тем самым не только негативные последствия для здоровья матери и плода, но даже смертность.

Фетальные мониторы Sonicaid закупаются российскими медицинскими учреждениями на бюджетные средства в рамках приоритетного национального проекта «Здоровье» (в т.ч. на средства, полученные за счет родовых сертификатов).

В ходе судебного дела в мельчайших подробностях вскрылась хитроумная юридическая схема работы российского «серого дилера» медицинской техники Sonicaid.

Чтобы нелегально завести на территорию России фетальные мониторы, обойдя тем самым законодательные ограничения параллельного импорта и дистрибьюторскую политику производителя, использовалась схема с участием нескольких юридических лиц.

На первом этапе закупщик — немецкая компания, аффилированная с российским «серым дилером», покупал медицинское оборудование Sonicaid на внутреннем рынке Евросоюза у официального представителя производителя, затем продавал его еще раз в Германии.

На втором этапе покупатель оборудования («техническая» российская фирма) перевозил товар через границу РФ и обеспечивал прохождение таможенного контроля. Затем оборудование уже в России еще раз продавалось. На заключительном третьем этапе медицинская техника оседала в руках организатора схемы — российской коммерческой фирмы, которая и поставляла ее «профессиональным выигрывальщикам» конкурсов для госнужд по всей стране или самостоятельно участвовала в госторгах в рамках приоритетного национального проекта «Здоровье».

Первый этап был нужен паримпортеру для того, чтобы обойти дистрибьюторскую политику производителя. Официальный дистрибьютор Sonicaid в Западной Европе никогда бы не продал товар за пределы закрепленной за ним территории. И если бы к нему напрямую обратилась любая российская фирма, он переадресовал бы ее как потенциального покупателя к официальному представителю Sonicaid в России.

Второй этап решал исключительно экономические задачи. «Технические компании» — посредники между немецким закупщиком и российской фирмой — осуществляли растаможивание медицинского оборудования, указывая при этом таможенную стоимость, которая в десять раз меньше фактической.

Таким образом достигалась «экономия» на таможенных сборах.

«Технические» компании получали необходимые документы, без которых невозможно продать медицинскую технику: регистрационное удостоверение на изделие медицинского назначения, сертификат безопасности, сертификат об утверждении типа средства измерения и санитарно-гигиенический сертификат.

Причем все эти документы выдаются госорганами на основании представленных «технической фирмой» поддельных разрешений и доверенностей от производителя медицинской техники Sonicaid. Неудивительно, что срок эксплуатации «технических компаний» в этой схеме был крайне мал — все фирмы, участвовавшие в посредничестве между немецкой и российской компаниями, быстро ликвидировались.

Третий этап легализовывал деятельность по продаже «серых» фетальных мониторов, так как формально они были куплены «серым дилером» у российской компании на российском рынке (след от которой, правда, давно простыл). Так обходился законодательный запрет на параллельный импорт в Российской Федерации.

Как же пострадали от параллельного импорта перинатальные центры — единственные профессиональные потребители медицинской техники Sonicaid? Как пострадали люди, пользующиеся медицинской помощью, — мать, плод, новорожденный? В материалах судебного дела содержатся многочисленные доказательства того, что оборудование, поставленное «серым дилером», не обслуживается и не ремонтируется, расходные материалы не поставляются, обучение по его использованию не осуществляется, отсутствует документация на русском языке. В то время как «серый дилер» сразу после поставки техники переместился из Москвы в Воронеж по известной схеме продажи фирмы неизвестным маргинальным личностям.

Становится очевидным, что деятельность, построенная на обмане и обходе законов, не может приносить пользу людям, а параллельный импорт — вредное явление, особенно в такой значимой сфере, как медицина. Логика «серого дилера» подчиняется заинтересованности в максимальном доходе от продажи абстрактных «коробок» без предоставления обязательного в таких случаях сервиса.

Производитель и официальный дилер никогда не оставят покупателя их продукции один на один с технически сложным оборудованием, так как они заинтересованы в повторных продажах.

А компания, которая специализируется на «госконтракте», заинтересована лишь в «выигрыше» следующего лота, без разницы какого именно, в изыскании любой возможности сэкономить при приобретении требуемого товара и продаже его с наибольшей для себя маржой.

Кроме того, говорить о более низкой цене фетальных мониторов Sonicaid у паримпортеров в сравнении с официальными российскими ценами производителя тоже не приходится, ибо госконтракты в России не всегда выигрывает тот, у кого дешевле. А в рассматриваемом случае медицинское оборудование порой обходилось государству даже дороже.

Поэтому введение в гражданский оборот в России медицинского оборудования только самим производителем или с его согласия является разумной мерой.

Лишь в этом случае можно говорить о гарантии того, что поставляемые медицинские приборы не угрожают безопасности и здоровью пациентов, были правильно собраны и в дальнейшем будут правильно обслуживаться и использоваться под контролем производителя.

Самолеты и запчасти к ним также могут послужить примером товаров, которые, как и медицинские приборы, нуждаются в пристальном внимании со стороны их производителя, ведь невозможно представить их использование и ремонт без его помощи.

Судебные дела по искам английского правообладателя товарного знака Sonicaid к параллельным импортерам — счастливый пример сбоя в хитроумной и вроде бы прикрытой со всех сторон юридической схеме, специально созданной недобросовестными юристами для обхода закона.

Итогом этих судебных дел стало признание нарушителями всех, кто участвовал в параллельном импорте в Россию медицинской техники: от немецкой фирмы и российского «серого дилера» до независимых компаний, купивших технику и фактически поставивших ее медицинским учреждениям. Все ответчики были вынуждены прекратить незаконную деятельность.

Кроме того, в пользу истца с паримпортеров было взыскано 4 500 000 рублей, что несоизмеримо больше тех компенсаций, которые были присуждены российскими судами в аналогичных делах.

Станислав Ежи Лец подарил юристам всего мира гениальный лозунг, помогающий в маркетинговых целях обосновать для простых людей смысл юридической профессии: «Незнание закона не освобождает от ответственности. Знание — запросто». Однако история, рассказанная в настоящей статье, позволяет нам добавить: «Когда как!»

в журнале “ИНТЕЛЛЕКТ-ПРЕСС” (№18/2011)

[1] См.: Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 3 февраля 2009 г. №10458/08.

интеллектуальная собственность, международные товарные знаки, споры по интеллектуальной собственности, товарные знаки

Источник: https://www.intellectpro.ru/press/works/delo_o_zaprete_parallel_nogo_importa/

Россия может ответить на санкции США легализацией параллельного импорта

Проблема параллельного импорта

МОСКВА, 20 апреля. /ТАСС/. Российские законодатели обсуждают в качестве ответа на санкции США легализацию параллельного импорта. Это может оказаться эффективной мерой, считают юристы.

Вопрос о легализации параллельного импорта обсуждался в пятницу на совещании в Госдуме, сказал ТАСС глава Российского союза промышленников и предпринимателей (РСПП) Александр Шохин. Президент “Деловой России” Алексей Репик подтвердил ТАСС проработку этого вопроса.

Снятие ограничений на параллельный импорт товаров в РФ может расширить ассортимент доступных россиянам товаров и снизить цены, полагают эксперты.

“Если Россия разрешит параллельный импорт любой продукции, местные ретейлеры смогут самостоятельно искать более выгодные предложения от поставщиков по всему миру и цены для потребителя должны снизиться”, – говорит генеральный директор “Миттельштанд Консалтинг” Сергей Мелкумов.

США 6 апреля ввели против РФ новые санкции, обрушив фондовый и валютный рынки. Россия пообещала жесткий ответ и подготовила свой законопроект.

Он, в частности, подразумевает ограничение импорта в РФ сельскохозяйственной продукции, сырья, продовольствия, алкоголя, табака и лекарств, а также запрет компаниям с долей иностранного капитала свыше 25% участвовать в приватизации и оказывать госструктурам консалтинговые и аудиторские услуги.

Особый пункт

В числе ответных мер российского законопроекта – “исчерпание исключительного права на товарные знаки в отношении товаров по перечню, определяемому правительством Российской Федерации, правообладателями которых являются граждане Соединенных Штатов Америки и (или) иных иностранных государств”. По сути эта формулировка означает разрешение параллельного импорта товаров из США, но – с некоторыми оговорками, говорят аналитики.

Суть предполагаемых ограничений

Обычно под параллельным импортом понимается ввоз товаров на территорию страны без надлежащего согласования с правообладателем товарного знака. То есть импортер не является официальным поставщиком, дистрибьютором, но при этом сам товар является не поддельным, а оригинальным, просто не согласованным к продаже на территории конкретной страны.

По мнению управляющего партнера адвокатского бюро “Филипков и партнеры” Вадима Филипкова, исчерпание исключительного права на товарные знаки, согласно рассматриваемому законопроекту, может означать официальное разрешение параллельного импорта на те товары, которые будут определены правительством РФ в соответствующем перечне.

Из положений Гражданского кодекса РФ следует, что никто не может использовать охраняемый в РФ товарный знак без разрешения правообладателя.

“Единственным исключением из указанного правила является принцип исчерпания исключительного права, который означает, что правообладатель не может препятствовать использованию знака применительно к тем же товарам, которые были введены в гражданский оборот им самим либо с его согласия, т.е. он не может осуществлять свое право дважды в отношении одних и тех же товаров, поставляемых на российский рынок”, – поясняет юрист АБ “Деловой фарватер” Кристина Майорова.

Однако в законопроекте об ответных санкциях приводится “загадочная и не очень понятная” формулировка, говорит директор Института права и развития “ВШЭ – Сколково” Алексей Иванов.

“Если хотели легализовать параллельный импорт, то, наверное, это неудачная формулировка просто.

Нужно было написать соответствующие изменения в ГК РФ в контексте исчерпания исключительного права”, – поясняет эксперт.

По его словам, суть такой формулировки заключается в изолированном разрешении параллельного импорта только применительно к определенному перечню товарных знаков, которые принадлежат американским компаниям. А это юридически не охватывает географический фактор, к которому традиционно привязано использование термина “исчерпание исключительного права”.

“Если бы мне была поставлена задача – напишите так, чтобы параллельный импорт американских товаров был разрешен, то я бы написал: исчерпание исключительного права на такие-то товары происходит независимо от ввода товара в оборот на территории Российской Федерации при введении товара в оборот на территории любой страны мира. А в нынешней формулировке географический момент – он упущен”, – сказал он.

Принцип исчерпания исключительного права

C 2002 года в России действует национальный принцип исчерпания прав. Это означает, что ввезти товар можно только с разрешения правообладателя торговой марки.

В 2012 году ФАС выступила с инициативой о переходе на международный принцип исчерпания прав на объекты интеллектуальной собственности, что разрешило бы параллельный импорт.

Хотя вопрос не раз становился предметом обсуждения на площадках различного уровня, он до сих пор не решен.

По данным ФТС, с учетом того, что принцип исчерпания права на товарный знак регламентирован правом Евразийского экономического союза (ЕАЭС), вопрос о его изменении поднимался на площадке ЕЭК.

В 2014 году Евразийская экономическая комиссия организовала юридическую проработку вопроса выбора исчерпания и предложила сохранить региональный принцип исчерпания исключительного права на товарный знак с возможностью установления исключений в отношении отдельных видов товаров и применения в отношении них международного принципа исчерпания исключительного права.

“Предполагается, что подобные исключения будут применяться с учетом интересов всех стран Союза в ситуациях, если тот или иной вид товара недоступен на внутреннем рынке Союза, либо его недостаточно, либо цены завышены, а также в иных случаях исходя из социально-экономических интересов государств-членов ЕАЭС”, – сказал ТАСС источник, знакомый с решением.

Однако, по его словам, на данном этапе можно говорить о фиксации согласованной позиции государств-членов ЕАЭС в отношении того, как наиболее рациональнее найти решение проблемы параллельного импорта.

“Дальнейший вопрос – как скоро внутри стран ЕАЭС пройдет согласование порядка введения исключений в отношении регионального принципа исчерпания прав”, – добавил источник.

Плюсы и минусы

Текущее предложение по разрешению параллельного импорта определенных американских товаров имеет практический минус, считает директор Института права и развития “ВШЭ – Сколково” Иванов. Определить, кому принадлежит товарный знак, будет, по его мнению, очень сложно.

“Таких компаний очень много, а еще есть какие-то маленькие бренды, которые вообще непонятно, кому принадлежат. И где я найду эту информацию? Она, может, где-то и есть, но это сколько усилий нужно потратить.

И потом есть риск, что импортер осуществит ввоз в Россию товаров не того правообладателя – не американского или не в достаточной степени американского – и импортера остановят на таможне, и он попадет под жесткие санкции для параллельных импортеров.

Они подразумевают вплоть до конфискации, административных штрафов. Я не знаю, как это будет работать с точки зрения чисто практической”, – говорит Иванов.

Частичное разрешение на параллельный импорт – например, только из одной страны или региона – будет достаточно сложно администрировать, и скорее всего, это создаст дополнительные барьеры для участников внешнеэкономической деятельности, считает директор “Миттельштанд Консалтинг” Мелкумов. “Определять статус интеллектуальной собственности на границе может оказаться долго, а организовать предварительное подтверждение – дорого для импортера. Есть здесь и риск роста коррупционной составляющей”, – сказал он.

В пятницу глава РСПП Шохин отметил по итогам обсуждения “антисанкционного закона” в Госдуме РФ заявил, что бизнес не настроен на формирование нового “железного занавеса”.

“Для нас, для бизнеса очень важно соблюсти баланс. Баланс между защитой национальных экономических интересов, геополитических интересов России и интересов развития экономики.

Многие иностранные компании активно работают в России, инвестируют в российскую экономику, предоставляют товары и услуги, в которых российская экономика нуждается, и мы, безусловно, не намерены способствовать, в том числе через этот закон, некой изоляции России, выстраиванию нового “железного занавеса”, – сказал он журналистам.

Варианты ответных санкций

Более ощутимыми для американской стороны были бы другие санкции, считает Иванов. Россия могла бы ввести ограничения, которые сильно затронут интересы американских компаний, но при этом будут оформлены в рамках международных договоров, в рамках допустимого национального регулирования.

“Причем эти меры могут не просто навредить США, они будут еще и оказывать существенную помощь российским компаниям выйти на новый уровень. Было бы хорошо, чтобы наш законодатель о таких мерах думал”, – сказал он.

По мнению Иванова, прежде всего необходимо легализовать параллельный импорт, или, другими словами, перейти на международный принцип исчерпания с текущего национального принципа.

“Это очень важно не только для потребителей, которые получат доступ к товарам более высоко качества, товарам в более широком ассортименте и по более низким ценам по многим позициям, лекарствам. Мы в 2-3 раза переплачиваем за медицинские препараты, лекарства и так далее.

И эта вещь в свое время была пролоббирована американскими компаниями здесь в России”, – утверждает Иванов.

Он предлагает также отказаться от уголовной и административной ответственности в России за нарушение прав интеллектуальной собственности, принадлежащей американским компаниям. “Оставил бы им гражданско-правовую ответственность, а вся штрафная ответственность – ее убрал бы.

Сказал бы: а почему российские государство должно с вами возиться? Ведь это же гражданско-правовые отношений, поэтому решайте их сами. Это бы соответствовало TRIPS (Соглашение по торговым аспектам прав интеллектуальной собственности – прим. ред.

), то есть соглашению в рамках ВТО, это соответствовало бы всем конвенциям”, – считает Иванов.

Отказ от этой ответственности сильно ударит по интересам американских компаний и освободит значительную часть времени и ресурсов российской таможни и правоохранительных органов, уверен он.

Более того, TRIPS и другие конвенции предусматривают большое количество изъятий, которые могут использовать национальные законодатели, добавляет эксперт.

“Например, большинство конвенций допускает использование чужой интеллектуальной собственности без согласия правообладателя в случае необходимости развития национального здравоохранения, образования или для развития конкуренции”, – говорит он.

ЮАР во время эпидемии ВИЧ в 1990-е годы воспользовалась правом выпуска так называемых принудительных лицензий, которые предусмотрены соглашением TRIPS.

Такие лицензии позволяют использовать чужой объект интеллектуальных прав без согласия правообладателя с выплатой разумной компенсации, но эти компенсации значительно ниже рынка, вспоминает Иванов. “Вы полностью воспроизводите современнейшие препараты, но платите за них разумную цену.

Индия на таких историях построила фармпромышленность фактически, а ЮАР решила проблему эпидемии. Россия – одна из немногих стран, которая платит полную стоимость”, – говорит директор Института права и развития “ВШЭ – Сколково”.

Источник: https://tass.ru/ekonomika/5146405

Параллельный импорт: судебная практика, защита от него и борьба, закон, плюсы и минусы

Проблема параллельного импорта

Времена «челночников», наводнивших российские рынки фальшивыми товарами якобы от известных дизайнеров, канули в прошлое. Борьба с подделками ведется уже на законодательном уровне. Основная цель этой борьбы – защитить права истинных производителей и их представителей — импортеров.

В судебных тяжбах на эту тему все чаще звучит формулировка «параллельный импорт». Чем он отличается от импорта обычного и законно ли это дело в принципе, проанализируем в нашей статье.

Суть понятия

В нашу страну ежедневно привозят (импортируют) огромное количество разного рода товаров. Их производят где-то за пределами России, а затем уже продают на ее территории.

Каждый производитель заинтересован не просто получить прибыль от продажи своей продукции, но еще и завоевать рынок, доказать, что именно его товар лучший в своем роде. Для этой цели служит товарный знак (любая надпись, рисунок и т.п.), который помогает придать конкретной продукции уникальность, отличить ее от аналогов.

В российской правовой системе гарантируется защита прав на такое обозначение товара. Но это не означает, что привозить и продавать свою продукцию может только ее изготовитель.

С учетом этих установлений любой импорт в РФ можно условно разделить на три группы:

  • законный, когда через таможенную границу товар привез или сам производитель, или уполномоченный им дистрибутор, они же и продают их после оформления всех бумаг на таможне;
  • параллельный импорт, который означает, что в Россию привезен товар подлинный (от этого же производителя), вот только ввез его посторонний субъект, не имеющий полномочий на ввоз и реализацию его в нашей стране. Важный момент – этот товары были приобретены законным путем в стране, где он производится или продается.
  • импорт поддельных товаров, произведенных нелегальным путем с нанесением товарного знака какого-нибудь известного производителя или очень похожего на него обозначения.

Если третий вариант в нашей классификации не оставляет сомнений в его противоправности, то с параллельным импортом все не так просто. Так что же говорит законодатель на этот счет?

Нормативное регулирование в 2019

В законах, прямо или косвенно затрагивающих эту тему, точная дефиниция этого понятия отсутствует.

Регулируют данную сферу такие правовые акты:

  • Конституция РФ;
  • Гражданский кодекс РФ, закрепляющий порядок регистрации товарных знаков и их последующей защиты от любого несанкционированного использования;
  • относительно недавнее Постановление российского Конституционного суда по поводу законности применения санкций за параллельный импорт.
  • некоторые международные акты (например, Договор о Евразийском экономическом союзе).

Последствия и ответственность субъектов

По смыслу ГК РФ, законным считается только один вид импорта: самим производителем или той компанией, которую он на это уполномочил.

Это следует из таких правил:

  • Товарный знак должен быть зарегистрирован на имя его обладателя (или фирма, или ИП).
  • Никто, кроме правообладателя, этот знак использовать не может (статья 1484).
  • За неправомерную эксплуатацию зарегистрированного знака установлены санкции (статьи 1252 и 1551). Применяются они судом на основании заявления пострадавшей компании. Это:
    • физическое уничтожение товаров без возмещения их стоимости;
    • обязанность либо возместить все убытки от их незаконной продажи, либо заплатить так называемую компенсацию. Ее сумма определяется в суде в пределах от 10 тыс. руб. до 5 млн. руб. Вместо них заявитель может просто потребовать двойную цену того самого незаконного товара.

Проблемы параллельного импорта

Самое интересное, что в законе нет различий между импортом настоящего товара (просто без разрешения производителя или официального его представителя в России) и ввозом обычной подделки.

А ведь последствия для того же изготовителя совершенно разные. В первом случае продается истинный и качественный продукт, что повышает его популярность у населения.

Во втором же варианте реализуется зачастую некачественная копия и, как правило, по меньшей цене. Последствия в обоих случаях равнозначные.

Явная несправедливость такого подхода послужила основой для большого числа судебных процессов, в которых параллельные импортеры оспаривают наложенные санкции и компенсации.

В результате Конституционный суд разрешил судьям в таких спорах проводить различия между разными видами контрафакта и, главное!, не применять за ввоз подлинных товаров такие же меры ответственности, как за импорт подделок.

Этот вывод обоснован таким образом:

  • поддельная продукция сама по себе может представлять угрозу для покупателей, ведь ее производство не контролируется должным образом. А вот продажа истинных вещей (дизайнерских, брендовых и др.) для здоровья приобретателей не опасна.
  • сам зарубежный изготовитель может вести себя не вполне добросовестно, создавая этим угрозу жителям страны или интересам государства. Особо оговариваются здесь те компании, которые присоединились к санкциям против России в связи с событиями на политической арене. Если претензии к продавцу связаны с этими санкциями, такое поведение прямо определяется как недобросовестное.

Если Конституционный суд что-то определил, то на местах судьи не могут принимать противоречащие этому решения. Фактически им предписано при рассмотрении дел о параллельном импорте (вернее, о наказании за него) следовать таким правилам:

  • уничтожать незаконно продаваемую продукцию можно, но когда она подлинная, это можно сделать только при условии ее плохого качества (небезопасности для людей или всей страны)
  • не уравнивать ответственность за ввоз и продажу оригинальных товаров без согласия изготовителя с теми же действиями с поддельным продуктом. Нужно учитывать понесенные убытки, а затем принимать решение о финансовых санкциях к нарушителю.

Судебная практика в 2019

Как это происходит в жизни.

Случай 1

Судились между собой российская компания с заграничным названием TOYOTA и некое ООО «ТМР Импорт». Причем спор у них разгорелся до вынесения того самого постановления КС РФ, а завершился после.

Проблема была в том, что ООО торговало запчастями под товарным знаком TOYOTA без согласия и завода, и российского дистрибутора. Последний и обратился в суд с требованием наказать обидчика и заставить его прекратить эту торговлю, уничтожить весь свой товар и в придачу заплатить ему целый миллион с копейками компенсации.

В первой инстанции суд решил взыскать только компенсацию, а в остальном отказал заявителю. Верховный суд повелел рассмотреть дело заново (после трех инстанций), поскольку необходимо было учесть требования Конституционного суда по таким делам.

Случай 2

А вот то дело, которое стало основой для выводов Конституционного суда.

Некая фирма «ПАГ» продавала лекарства с товарным знаком SONY. Эта иностранная компания заявила в суде о нарушении интеллектуальных прав и потребовала прекратить продажу лекарств и еще уничтожить их. Еще было требование о компенсации.

Суд заставил ответчика уничтожить товар и взыскал с него 100 тыс. руб. Кроме того, ООО «ПАГ» запретили торговать им дальше. Естественно, лекарства были подлинные и качественные. Проиграв по всем инстанциям, ООО обратилось к судьям КС РФ.

Результат – пересмотр дела с учетом выводов судей КС.

Проблема параллельного импорта даже с учетом позиции Конституционного суда не решена. Многие теоретики, большинство практикующих на российском рынке импортеров говорят о необходимости узаконить такую деятельность.

Пока это вопрос будущего, а сегодня можно хотя бы попытаться «отбиться» от материальных претензий обиженного дистрибутора или изготовителя. С позиции обычного потребителя ничего плохого в параллельном импорте нет.

Для правообладателя товарного знака такая торговля нежелательна, ведь так теряется прибыль. Чьи интересы возьмут верх, покажет время.

Динамика объёмов параллельного импорта лекарств

Это видео разбирает правовое регулирование параллельного импорта, проблему его легализации, ответственность параллельных импортеров, а также наиболее актуальную судебную практику:

Источник: http://km-tt.ru/zashhita-prav-potrebitelej-apelljacija-2019/spornye-voprosy-vozrazhenie/parallelnyj-import-reglament/

О бухгалтерии
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: