Прекращение обязательства зачетом встречного однородного требования

Верховный суд России разъяснил шесть способов прекращения обязательств по договорам

Прекращение обязательства зачетом встречного однородного требования

МОСКВА, 11 июня. /ТАСС/. Пленум Верховного суда России в четверг принял постановление с разъяснениями шести законных способов прекращения обязательств по договорам между гражданами и организациями.

Первым таким способом является предоставление отступного – уплатой денежных средств или передачей иного имущества.

“При этом правила об отступном не исключают, что в качестве отступного будут выполнены работы, оказаны услуги или осуществлено иное предоставление, – отметил Пленум.

– Стороны вправе согласовать условие о предоставлении отступного на любой стадии существования обязательства, в том числе до просрочки его исполнения”.

При наличии взаимных обязательств может применяться зачет. “Для прекращения обязательств зачетом, по общему правилу, необходимо, чтобы требования сторон были встречными, их предметы были однородными и по требованию лица, которое осуществляет зачет своим односторонним волеизъявлением, наступил срок исполнения”, – пояснил Верховный суд.

Эти условия должны существовать на момент заявления о зачете.

“Например, встречные требования сторон могут в момент своего возникновения быть неоднородными (требование о передаче вещи и требование о возврате суммы займа), но к моменту заявления о зачете встречные требования сторон уже будут однородны (требование о возмещении убытков за нарушение обязанности по передаче вещи и требование о возврате суммы займа)”, – пояснил Пленум. Зачет встречных однородных требований может произвести и судебный пристав-исполнитель по заявлению взыскателя или должника либо по собственной инициативе, если эти встречные требования подтверждены исполнительными документами о взыскании денежных средств.

Новация и прощение долга

По соглашению сторон может быть применена новация – замена прежних обязательств новыми. В том числе долг, возникший из договоров купли-продажи, аренды, причинения вреда имуществу и другим основаниям может быть заменен заемным обязательством. В этом случае у должника нет права требовать передачи ему самого займа.

С момента заключения соглашения о новации у должника возникает обязанность по уплате процентов за пользование займом, но при этом он освобождается от прежних требований, включая обязанность уплатить за предшествовавший заключению соглашения период неустойку, начисленную в связи с просрочкой первоначального обязательства.

Обязательство может быть прекращено прощением долга – освобождением кредитором должника от лежащих на нем имущественных обязанностей, если это не нарушает прав других лиц. Для прощения долга не имеют значения наступление срока или условия для исполнения обязательств, отметил Пленум.

Прощение долга не свидетельствует о заключении договора дарения, если совершается кредитором в отсутствие намерения одарить должника.

Об отсутствии такого намерения, отметил Верховный суд, может свидетельствовать взаимосвязь между прощением долга и получением кредитором имущественной выгоды по какому-либо обязательству (например, признанием долга, отсрочкой платежа по другому обязательству, досудебным погашением спорного долга в непрощенной части и т. п.) либо достижение кредитором иного экономического интереса, прямо не связанного с прощением долга.

Отношения кредитора и должника по прощению долга квалифицируются судом как дарение только в том случае, если будет установлено намерение кредитора освободить должника от обязанности по уплате долга в качестве дара.

Верховный суд напомнил, что Гражданский кодекс не допускает дарение в отношениях между коммерческими организациями. Не является само по себе прощением долга и уменьшение на будущее процентной ставки на сумму займа.

Прощение долга представляет собой двустороннюю сделку, поэтому подразумевает согласие должника: прощение долга следует считать несостоявшимся, если должник в разумный срок с момента получения уведомления о прощении долга направит кредитору возражения.

Отказ от иска или от части исковых требований сам по себе не означает прощение долга и не влечет прекращения обязательства.

Невозможность исполнения и ликвидация юридического лица

Гражданский кодекс предусматривает также прекращение обязательств в силу объективной невозможности исполнения, наступившей после возникновения обязательства и имеющей неустранимый (постоянный) характер.

“Невозможность исполнения является объективной, когда по обстоятельствам, не зависящим от воли или действий должника, у него отсутствует возможность в соответствии с законом или договором исполнить обязательство как лично, так и с привлечением к исполнению третьих лиц”, – пояснил Пленум. При этом наступление обстоятельств непреодолимой силы само по себе не прекращает обязательство должника, если исполнение остается возможным после того, как они отпали. Он освобождается лишь от возмещения убытков, уплаты неустойки и иных санкций, вызванных просрочкой исполнения обязательства ввиду обстоятельств непреодолимой силы.

“По общему правилу, риск наступления невозможности исполнения несет сторона обязательства, находящаяся в просрочке, – напомнил Верховный суд. Поскольку в этом случае правоотношения сторон не прекращаются, и наступление невозможности исполнения обязательств не исключает обязанности стороны, находящейся в просрочке, возместить причиненные убытки (риск убытков).

Шестым способом прекращения обязательств является ликвидация юридического лица. Но эта процедура не влечет полного прекращения обязательств при наличии правопреемника.

А в случае обнаружения имущества ликвидированного юридического лица, исключенного из единого государственного реестра юридических лиц, (в том числе в результате признания такого юридического лица банкротом), заинтересованное лицо в течение пяти лет с момента ликвидации компании вправе обратиться в суд с заявлением о назначении процедуры распределения обнаруженного имущества между заинтересованными лицами. При этом бывшие участники ликвидированного юридического лица как и его кредиторы не вправе самостоятельно обращаться с обязательственными требованиями к должникам бывшего юридического лица с требованием вернуть переданное в аренду имущество, оплатить стоимость переданных товаров и т. п., и также должны пройти через судебную процедуру распределения обнаруженного обязательственного требования.

Источник: https://tass.ru/obschestvo/8707235

Статья 410. Прекращение обязательства зачетом

Прекращение обязательства зачетом встречного однородного требования

Обязательство прекращается полностью или частично зачетом встречного однородного требования, срок которого наступил либо срок которого не указан или определен моментом востребования. В случаях, предусмотренных законом, допускается зачет встречного однородного требования, срок которого не наступил. Для зачета достаточно заявления одной стороны.

Комментарий к ст. 410 ГК РФ

1. Комментируемая статья определяет условия, при которых допускается зачет: зачитываемые требования должны быть встречными, однородными, а также способными к исполнению.

Встречность требований предполагает существование двух обязательственных отношений между теми же лицами. При этом должник по одному из них должен одновременно являться кредитором по другому, и наоборот.

Как следствие, должник может направить к зачету лишь такое требование, которое принадлежит исключительно и непосредственно ему. Требование, направленное должником к зачету, должно относиться непосредственно к самому кредитору. Соответственно, он не может заявить о зачете лицу, на которое возложено исполнение (см. п. 12 письма ВАС N 65).

В отдельных случаях закон допускает отступление от условия встречности зачитываемых требований. Так, в силу ст. 412 ГК (см. коммент.

к ней) должник вправе зачесть против требования нового кредитора свое требование к первоначальному кредитору. На основании п. 4 ст.

954 ГК страховщик вправе зачесть против требования выгодоприобретателя о выплате страхового возмещения свое требование к страхователю об уплате страхового взноса (см. также ст. 1023 ГК).

2. Зачитываемые требования должны быть однородными. Необходимость этого условия предопределена существом зачета как суррогата исполнения.

Только при наличии подобного условия каждая сторона, сохраняя то, что она должна другой, ставится в то самое положение, в котором бы находилась в случае принятия исполнения от последней (см.: Вавин Н.Г. Зачет обязательств. 2-е изд. М., 1914. С. 25 – 26).

Соответственно, условие однородности касается лишь предмета предъявляемых к зачету требований, но не оснований их возникновения, не их правовой природы. Закон исходит из требования фактической, а не юридической однородности (тождественности характера, режима удовлетворения, прекращения и т.п.

), равно как и не предусматривает совпадения видовой характеристики зачитываемых требований. Соответственно, могут быть зачтены, например, требование подрядчика об оплате выполненных работ и требование поручителя, исполнившего денежное обязательство (см. п.

7 письма ВАС N 65), требование по векселю и денежные требования, вытекающие из общегражданских договоров, в частности кредитного договора (см. п. 26 Постановления ВС и ВАС N 33/14). Равно допустим зачет договорного и внедоговорного денежных требований.

Таким образом, зачет может происходить между двумя требованиями, которые одинаково имеют своим предметом денежную сумму или определенное количество заменимых вещей одного рода.

Вместе с тем судебно-арбитражная практика признает невозможным зачет требований об уплате основного долга и взыскании неустойки (возмещении убытков).

Подобный подход зачастую объясняется с помощью введения дополнительного условия зачета – бесспорности зачитываемых требований (см.: Сарбаш С.В. Прекращение обязательств зачетом в арбитражной практике // Хозяйство и право. 2001. N 10. С. 84 – 85).

Однако критерий бесспорности является неопределенным по содержанию и не основан на законе, а потому не может быть принят.

3. Зачитываемые требования должны быть способны к исполнению. Это означает, во-первых, само их существование и действительность. Зачет недействительных или прекращенных (исполнением, предоставлением отступного или в силу иных обстоятельств) требований не допускается.

Способность требований к исполнению означает, во-вторых, допустимость их принудительного исполнения. Это прежде всего предполагает наступление срока исполнения.

Формулировка комментируемой статьи не позволяет однозначно определить, обязательно ли наступление срока исполнения обоих зачитываемых требований либо допустимо предъявление к зачету требования, срок исполнения по которому не наступил, если по этому требованию возможно досрочное исполнение.

Отечественная судебно-арбитражная практика исходит из первого варианта. В то же время авторитетные зарубежные и международные источники (см., например, § 387 ГГУ, ст. 8.1 Принципов международных коммерческих договоров УНИДРУА, ст.

13:101 Принципов Европейского договорного права) предусматривают более гибкое и удачное решение – сторона вправе заявить о зачете в тот момент, когда она уполномочена осуществить исполнение и вправе потребовать исполнения от другой стороны.

Комментируемая статья допускает зачет требований, срок исполнения которых не указан или определен моментом востребования. При этом правило п. 2 ст. 314 ГК (см. коммент. к ней) относительно льготного семидневного срока, предоставленного должнику для исполнения, в данном случае применению не подлежит.

Наступление срока является лишь одним из показателей способности требования к исполнению. Однако данную способность как условие, необходимое для зачета, следует воспринимать более широко.

Так, неспособность к самостоятельному осуществлению делает невозможным предъявление к зачету требования, на которое наложен арест, недопустимость принудительного исполнения выступает препятствием для зачета требования, вытекающего из натурального обязательства.

4. В отличие, например, от ФГК (ст. 1290) отечественное законодательство не знает зачета в силу закона. Само по себе наличие встречных однородных требований не приводит к их зачету (см. п. 5 письма ВАС N 65). Необходимым и достаточным для зачета комментируемая статья считает наличие соответствующего заявления одной из сторон.

По своей правовой природе такое заявление является односторонней сделкой. Соответственно, заявление о зачете не требует его принятия другой стороной, а порождает правовой эффект с момента его восприятия обладателем встречного требования. Заявление, не полученное другой стороной, правовых последствий не влечет (п. 4 письма ВАС N 65).

Как и любая сделка, заявление о зачете требует соблюдения условий ее действительности, отсутствие которых может повлечь признание данного заявления недействительным и, как следствие, аннулирование его правопрекращающего эффекта (см. п. 13 письма ВАС N 65).

Последствием одностороннего волеизъявления о зачете всегда должно являться окончательное и бесповоротное прекращение зачитываемых требований. Поэтому заявление о зачете не может быть сделано под условием или с указанием срока. Не предусматривается также возможность отказа от совершенного зачета (см. п. 9 письма ВАС N 65).

5. Заявление о зачете может быть сделано любым из обладателей встречных однородных требований. Нормы, в которых законодатель прямо называет сторону, имеющую право на зачет, например абз. 5 п. 2 ст. 344 ГК (залогодатель), абз. 1 п. 4 ст. 350 ГК (залогодержатель), ч. 2 ст. 853 ГК (банк), ч.

4 ст. 954 ГК (страховщик) и др., не следует рассматривать, как ограничивающие возможность зачета по заявлению другой стороны (иное мнение см. в кн.: Телюкина М.В. Зачет встречного однородного требования. Специфика его применения в конкурсном процессе // Законодательство. 1999. N 8. С. 56 – 57).

6. Моментом прекращения зачитываемых обязательств является момент восприятия адресатом заявления о зачете. Мнение о ретроактивном действии (обратной силе) заявления о зачете (п.

3 письма ВАС N 65) не основано на законе, а потому не может быть принято (подробнее см.: Павлов А.А. Момент прекращения обязательств зачетом (к вопросу о феномене “обратной силы”) // Арбитражные споры.

2006. N 4. С. 111 – 118).

7. В случае равенства встречных однородных требований зачет производит их полное прекращение. В противном случае зачет влечет лишь частичное прекращение – требования прекращаются лишь в той части, в которой они покрывают друг друга.

Учитывая близость институтов зачета и исполнения, судебно-арбитражная практика допускает возможность применения к данной ситуации частичного зачета денежных требований по аналогии правила ст. 319 ГК (см. коммент. к ней).

Если иное не предусмотрено договором, при недостаточности встречного денежного требования для полного прекращения его зачетом в первую очередь должны считаться прекращенными издержки кредитора по получению исполнения, затем – проценты, а в оставшейся части – основная сумма долга (п. 19 письма ВАС N 65).

8. Зачет по требованию, предъявленному в судебном порядке, осуществляется либо путем возражения, заявленного ответчиком в ходе судебного разбирательства, либо путем подачи ответчиком встречного иска (ст. 138 ГПК, ст. 132 АПК). Выбор конкретной формы зачета осуществляется ответчиком самостоятельно.

Попытки судебно-арбитражной практики ограничить данный выбор, запрещая осуществление зачета в рассматриваемой ситуации иначе как в форме встречного иска (п. 1 письма ВАС N 65), необоснованны. Вопреки предложенной Президиумом ВАС аргументации из смысла ст. 132 АПК отнюдь не вытекает недопустимость зачета.

Указанная процессуальная норма лишь определяет основания и порядок использования института встречного иска. Кроме того, АПК (ГПК) не может рассматриваться в качестве источника регулирования гражданско-правового института зачета, имеющего преимущественную силу перед положениями ГК.

Предъявление иска само по себе ничего не меняет в содержании обязательства, а следовательно, не исключает возможности зачета на основании и в порядке, предусмотренных комментируемой статьей (подробнее см.: Сарбаш С.В. Прекращение обязательства зачетом в арбитражной практике. С. 81 – 82).

9. Положения комментируемой статьи не должны применяться к дву- и многосторонним зачетам, представляющим собой самостоятельное основание прекращения соответствующих обязательств – соглашение сторон (подробнее см.: Вавин Н.Г. Зачет обязательств. С. 3 – 5).

Судебная практика по статье 410 ГК РФ

Определение Верховного Суда РФ от 09.01.

2018 N 305-ЭС17-19417 по делу N А41-84704/2016

Оценив представленные в материалы дела доказательства в порядке статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, руководствуясь статьями 309, 310, 330, 410, 469, 470, 475, 486 Гражданского кодекса Российской Федерации, верно установив обстоятельства передачи продавцом товара ненадлежащего качества, свидетельствующие о нарушении заявителем своих договорных обязательств, в отсутствии доказательств нарушения условий договора со стороны покупателя, суды обоснованно удовлетворили встречный иск, отказав в удовлетворении первоначального иска.

Источник: https://gkrfkod.ru/statja-410/

О бухгалтерии
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: