Документальное подтверждение правомерности вычета НДС по приобретенным товарам (постановление президиума ВАС РФ от 09.12.2010 № 8835/10)

Вычет НДС и должная осмотрительность – позиция Верховного Суда РФ 2020г

Документальное подтверждение правомерности вычета НДС по приобретенным товарам (постановление президиума ВАС РФ от 09.12.2010 № 8835/10)

В мае 2020 г. Верховный Суд вынес сразу несколько знаковых определений в сфере налогообложения и налогового контроля.

Но наибольший интерес для нас представляет определение ВС РФ № 307-ЭС19-27597 от 14.05.2020 г. по делу № А42-7695/2917, поскольку в данном определении детально анализируется одна из центральных проблем российского налогового правоприменения – вопрос о границах ответственности налогоплательщика за недобросовестные действия контрагентов.

Фабула дела: в отношении налогоплательщика – АО «СПТБ Звездочка» (г. Полярный, Мурманская обл.) была проведена налоговая проверка за 2013 г. – 2015 г. в рамках которой были выявлены «подозрительные» отношения по приобретению товаров (блоков, преобразователей, трансформаторов и т.п.) у «спорных» контрагентов – ООО «СК-Лоджистик», ООО «Норд-Стар».

Посчитав указанные отношения формальными, налоговый орган взыскал недоимку в соответствующей сумме налоговых вычетов по НДС: 12 996 193,00 руб. по отношениям с ООО «Норд-Стар», 391 992,00 руб. по отношениям с ООО «СК-Лоджистик».

Налогоплательщик с нарушением не согласился и обратился в арбитражный суд с требованием о признании решения налогового органа недействительным.

На данном этапе ситуация самостоятельно не вызывает какого-либо интереса, однако, двигаясь по восходящей судебных инстанций, фактура дела претерпевает заметные трансформации, по мере чего начинает привлекать внимание.

На стадии рассмотрения в апелляционной инстанции Суд признал оспариваемое решение недействительным в части отношений с ООО «Норд-Стар» (отношения признаны реальными).

В части отношений с ООО «СК-Лоджистик» Суд также признал их реальными, но в вычете НДС отказал по основанию «отсутствия в бюджете сформированного источника для возмещения НДС», мотивируя такой подход тем, что налогоплательщиком не было представлено доказательств соблюдения требований «должной осмотрительности» в выборе данного контрагента.

Казалось бы, доначисление более 12 миллионов рублей по отношением с ООО «Норд-Стар» признано незаконным и можно было бы оставить недоимку по отношениям с ООО «СК-Лоджистик» (391 992 рубля) Инспекции в качестве утешительного приза, но налогоплательщик упрямо отказывался от каких-либо компромиссов. Как оказалось, не зря.

В итоге дело было передано на рассмотрение в Судебную коллегию по экономическим спорам ВС РФ, где и произошло то самое «юридическое чудо», так взбудоражившее заскучавшую в коронавирусном застое юридическую общественность.

Несмотря на де-факто априорную правоту налоговых органов по аналогичным спорам, Верховный суд не соглашается с выводами своих нижестоящих коллег о наличии оснований для взыскания недоимки по отношениям с ООО «СК-Лоджистик».

Откуда такая лояльность к налогоплательщику? Почему «твердая рука» налогового правосудия дважды дрогнула в этом, казалось бы, типичном споре?

Позиция суда

Суд сопровождает свою позицию стройным нормативно-логическим обоснованием, которое и представляет для нас наибольший интерес. Давайте разбираться по порядку.

Тезис № 1 «право налогоплательщика на налоговый вычет не может быть обусловлено исполнением непосредственными контрагентами (продавцами, поставщиками) и предшествующими им лицами своей обязанности по уплате НДС».

 Данная формулировка не является новой (соответствует «трансмиссионной» логике взимания НДС), но как и многие, выработанные практикой разумные и справедливые «ориентиры» в актуальных правоприменительных реалиях, часто воспринимается налоговыми органам и судами не иначе чем «клише», используемое лишь для бессодержательного нормативного наполнения решений о привлечении в ответственности, либо «легитимации» этих решений на стадии их судебного обжалования. Однако, с учетом того, что в итоге судебные акты отменены, то в данном случае и озвученный тезис играет принципиально другими красками.

Тезис № 2 «Лишение права на вычет НДС налогоплательщика – покупателя, который не преследовал цель уклонения от налогообложения в результате согласованных с иными лицами действий, а при отсутствии такой цели – не знал и не должен был знать о допущенных этими лицами нарушениях, действуя в рамках поведения, ожидаемого от разумного участника хозяйственного оборота, по существу означало бы применение меры имущественной ответственности за неуплату налогов, допущенную иными лицами».

Данный тезис также не является принципиально новым, что, впрочем, не делает его менее важным, поскольку позиция Суда означает сохранение актуальности (как минимум в ближайшей перспективе) доктрины «должной осмотрительности», заданной в свое время Постановлением Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 12.10.2006 г. № 53 «Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды».

Напоминаем, что согласно п. 10 указанного Постановления: «факт нарушения контрагентом налогоплательщика своих налоговых обязанностей сам по себе не является доказательством получения налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды.

Налоговая выгода может быть признана необоснованной, если налоговым органом будет доказано, что налогоплательщик действовал без должной осмотрительности и осторожности и ему должно было быть известно о нарушениях, допущенных контрагентом».

Данная позиция долгое время была определяющей применительно к спорам, связанным недоимками по отношениям с подозрительными (анонимными, номинальными) структурами, но, по наивному мнению налоговых органов, была нивелирована в связи с принятием новой редакции ст. 54.1 НК РФ: «следует учитывать, что Федеральным законом от 18.07.2017 № 163-ФЗ не предусмотрено оценочное понятие «непроявление должной осмотрительности» – (письмо ФНС от 16 августа 2017 г. № СА-4-7/16152@).

Конечно, Верховный суд не может позволить себе прямую оговорку о том, что ФНС заблуждается и доктрина должной осмотрительности подлежит применению по спорам о привлечении к налоговой ответственности, инициированным после 19 августа 2017 (дата введение в действия ст. 54.1 НК РФ), однако, сама логика рассуждений задает на этот счет весьма позитивные ожидания. Иной подход вступал бы в грубое противоречие с теми принципами и подходами, значению которых Суд уделяет столько внимания.

Тезис № 3 «принимая во внимание изложенное, к обстоятельствам, подлежащим установлению при оспаривании правомерности применения налоговых вычетов по основаниям, связанным с отсутствием экономического источника для вычета (возмещения) НДС налогоплательщиком – покупателем, помимо данного факта также относится реальность приобретения товаров (работ, услуг) налогоплательщиком для осуществления своей облагаемой налогом деятельности, и то, преследовал ли налогоплательщик – покупатель цель уклонения от налогообложения в результате согласованных с иными лицами действий, либо в отсутствие такой цели – знал или должен был знать о допущенных этими лицами нарушениях».

Данный абзац формулирует предмет доказывания (совокупность фактов), которые могут указывать на наличие/отсутствие оснований для взыскания недоимки.

Для налогоплательщиков и их юристов это значит, что в случае если Вы располагаете достаточным объемом доказательств, подтверждающих реальность отношений и отсутствуют основания полагать, что Вы знали или должны были знать о проблемах контрагента в части его собственных налоговых обязательств – то, как минимум, перед самим собой Вам можно быть спокойным (расслабляться в отношениях с налоговыми органами в любом случае не приходится, но если дойдет до спора, то при соблюдении вышеуказанных критериев отстоять свои интересы будет куда проще).  

Тезис № 4 «значение имеют не только доказанные налоговым органом обстоятельства, порочащие исполнение поставщиками их налоговых обязанностей, но и то, должны ли данные обстоятельства быть ясны налогоплательщику – покупателю в конкретной ситуации совершения сделки с поставщиком с учетом характера и объемов деятельности покупателя (крупность сделки и регулярность совершения аналогичных сделок), специфики приобретаемых товаров, работ и услуг (наличие специальных требований к исполнителю, в том числе лицензий и допусков выполнению определенных операций), особенностей коммерческих условий сделки (наличие значимого отклонения цены от рыночного уровня, наличие у поставщика предшествующего опыта исполнения аналогичных сделок) и т.п. Соответственно, критерии проявления должной осмотрительности не могут быть одинаковыми для случаев ординарного пополнения материально производственных запасов и в ситуациях, когда налогоплательщиком приобретается дорогостоящий актив, либо привлекается подрядчик для выполнения существенного объема работ».  

Таким образом, Суд приводит четкие критерии, которые подлежат исследованию в рамках вопроса о соблюдении стандарта осмотрительности, в частности определяет градацию этих стандартов в зависимости от характера и значимости отношений (в этой части, пожалуй, можно согласиться с общим мнением об «инновационности» продемонстрированных Судом подходов).

Суд акцентирует внимание на таких параметрах как крупность сделки и регулярность отношений, что безусловно правильно, поскольку стандарты осмотрительности в ситуации, когда налогоплательщик оправдывает приобретение (условно) копировальной техники для собственного использования не могут быть столь же строгими как в ситуации, когда этот же налогоплательщик будет подтверждать осмотрительность при выборе поставщика строительных материалов в промышленных масштабах для целей реализации проекта регионального значения.

Кроме того, представляется обоснованной дифференциация стандартов осмотрительности в зависимости от специфики приобретаемых товаров (работ, услуг).

Было бы, как минимум, противоречиво предъявление одинаковых стандартов осмотрительности при поставке той же копировальной техники (выполнить данные обязательства при желании может практически любой хозяйствующий субъект), либо при поставке уникального высокотехнологичного медицинского оборудования, для чего требуются соответствующий допуски, разрешения и лицензии и т.п.

Не исключаем, что формулировки данного абзаца будут активно заимствованы налогоплательщиками в рамках споров с проверяющими и могут действительно помочь налогоплательщикам в отстаивании своих прав в рамках споров с налоговыми органами.

Тезис № 5 «если налоговый орган установит, что экономический источник вычета (возмещения) НДС не создан, а поставщик (исполнитель) в период взаимодействия с налогоплательщиком – покупателем не имел экономических ресурсов (материальных, финансовых, трудовых и т.

п), необходимых для исполнения заключенного с покупателем договора, в связи с чем сделка в действительности исполнена иными лицами, которым обязательство по ее исполнению поставщик не мог передать в силу своей номинальности, данные обстоятельства могут указывать на то, что налогоплательщик не проявил должной осмотрительности при выборе контрагента, пока иное не будет доказано налогоплательщиком»

В свою очередь, если «вступление в отношения с хозяйствующим субъектом, обладающим экономическими ресурсами, достаточными для исполнения сделки самостоятельно либо с привлечением третьих лиц, представление таким субъектом бухгалтерской и налоговой отчетности, отражающей наличие указанных ресурсов, дает разумно действующему налогоплательщику – покупателю основания ожидать, что сделка этим контрагентом будет исполнена надлежащим образом, а налоги при ее совершении – уплачены в бюджет. В подобной ситуации предполагается, что выбор контрагента отвечал условиям делового оборота, пока иное не будет доказано налоговым органом».

Данные тезисы ставят точку в вопросе о том, каким образом распределяется и переходит от сторон в споре бремя доказывания соблюдения требований осмотрительности.

Позицию суда можно перефразировать следующим образом: при наличии очевидных «внешних» признаков, дающих основания полагать, что контрагент является добросовестным (наличие работников, складов, оборудования, техники, сайта и т.п.

), именно налоговый орган обязан доказать факт осведомленности налогоплательщика об обратном. Если же контрагент указанным требованиям явно не отвечает – то бремя доказывания отсутствия осведомленности о недобросовестности контрагента переходит на налогоплательщика.

Если еще проще, то Верховный суд предлагает рассматривать наличие «негативных» характеристик контрагента в качестве опровержимой презумпции отсутствия должной осмотрительности. В свою очередь, налогоплательщик вправе представлять доказательства в ее опровержение.

Вывод:

Подводя заключение, хотелось бы отметить, что, приведенные цитаты ВС РФ и рассуждения в целом (за исключением градации стандартов осмотрительности) не представляют инновационных правовых подходов.

Напротив, выводы Суда в большинстве своем известны практике и с необходимостью вытекают при условии «относительно-погруженного» логического осмысления действующего нормативного материала, в том числе ст. 54.

1 НК РФ. 

Оптимизм, с которым было воспринято рассматриваемое определение, обусловлен в первую очередь тем, что Верховный суд РФ, пожалуй, впервые за много лет продемонстрировал, что логика и право все еще могут быть реальным механизмом разрешения налоговых споров, от чего все мы, честно сказать, отвыкли.

В «идеальной правоприменительной вселенной» именно таким уровнем аргументации должны отличаться все судебные акты высшей судебной инстанции.

Однако, текущие реалии от этого еще слишком далеки. Юридическое сообщество и бизнес настолько привыкли к «доказательному беспределу» в налоговых спорах, что любой адекватно аргументированный судебный акт, ставящий под сомнение аксиому безусловной правоты налоговых органов, воспринимается как нечто экстраординарное.

Действительно – рассматриваемый пример говорит нам, что не так уж все и плохо и несмотря на формировавшуюся в течении нескольких последних лет тенденцию ужесточения механизмов налогового контроля и бесперспективность попыток оспорить доначисления отдельные попытки «найти правду» могут увенчиваться успехом.  

От лица всех налогоплательщиков, хотелось бы выразить надежду, что рассматриваемое определение демонстрирует первый шаг на пути долгожданной если не либерализации, то хотя бы «адекватизации» судебных механизмов налогового преследования.

Источник: https://ak-magnat.ru/vychet-nds-pozitsiya-suda-2020/

Как обосновать вычет НДС при приобретении товаров для необлагаемых операций

Документальное подтверждение правомерности вычета НДС по приобретенным товарам (постановление президиума ВАС РФ от 09.12.2010 № 8835/10)

На практике нередко случается, что компаниям — плательщикам НДС проверяющие предлагают включать входную сумму налога в стоимость приобретаемых товаров, работ, услуг, имущественных прав.

Как правило, такие ситуации возникают при приобретении их для осуществления тех операций или событий хозяйственной деятельности, которые непосредственно не формируют налоговую базу по НДС, а являются вспомогательными и сами по себе НДС не облагаются.

Предъявленные поставщиками суммы налога в этом случае уменьшают налогооблагаемую прибыль через стоимость приобретенных активов, работ, услуг. Естественно, это менее выгодно, чем принять к вычету всю предъявленную сумму налога. Поэтому можно попробовать отстоять право на налоговый вычет.

Вычет можно оправдать сделкой, в целях которой совершается операция

Исходя из прямого толкования подпункта 1 пункта 2 статьи 171 НК РФ, право на вычет возникает по суммам НДС, предъявленным при приобретении товаров, работ, услуг, предназначенных для осуществления облагаемых НДС операций.

Под этим подразумевается, что при дальнейшем использовании данных товаров, осуществлении деятельности, для которых приобретены работы и услуги, возникает объект обложения НДС.

Поэтому если при совершении конкретной сделки не просматривается ее связь с облагаемой НДС операцией, то налоговики могут быть против вычетов.

Данные претензии могут касаться как текущих хозяйственных сделок, так и каких-то общефирменных расходов: связанных с проведением собрания акционеров или участников, оплатой услуг по ведению реестра акционеров, иных подобных услуг.

В таких ситуациях для обоснования вычета компания может связать эти отдельные сделки с другими, более крупными операциями или с деятельностью в целом. Если они относятся к образующим НДС к уплате, то шансы получить вычет входного НДС существенно возрастают. В крайнем случае налоговики могут потребовать распределения НДС на облагаемые и необлагаемые операции.

Но если у компании таких нет или же есть возможность связать конкретные сделки именно с облагаемыми операциями, то вся предъявленная сумма налога пойдет в вычет.

Значительное число споров возникает в случае привлечения в качестве поручителей и гарантов небанковских структур. Они не могут пользоваться льготой, установленной для банков в подпункте 3 пункта 3 статьи 149 НК РФ. На сумму вознаграждений таких агентов начисляется НДС (подп. 1 п. 1 ст.

146 НКРФ). Но, по мнению налоговых органов, вычет такого НДС возможен, только если гарантия или поручительство выданы для осуществления облагаемой НДС сделки. А если целью является, например, получение банковского кредита или займа, то условие для вычета не соблюдается (подп. 2 п. 1 ст.

171 НКРФ).

Однако суды не согласны с таким прочтением. Очевидно, по их мнению, что привлечение заемных и кредитных средств не может являться целью само по себе. Имеет значение также то, что полученные кредиты пополняют оборотные средства, а они используются в деятельности, по которой возникает объект обложения НДС.

Тогда входной НДС, уплаченный с суммы вознаграждения поручителя или гаранта, можно принять к вычету. Аналогичные выводы делают суды и в случае разрешения спора о предъявлении к вычету входного НДС по вознаграждению залогодателю (постановления федеральных арбитражных судов Московского от15.07.13 №А40-153995/12, от22.06.10 №КА-А40/4658–10, Центрального от16.03.

12 №А08-3814/2011, от21.09.10 №А35-12164/2009, Уральского от25.04.11 №Ф09-1381/11-С2 округов).

Те же аргументы учел Федеральный арбитражный суд Московского округа в постановлении от20.09.06, 26.09.06 №КА-А40/8845–06, рассматривая спор о вычете НДС, предъявленного исполнителем услуг при размещении облигаций.

Деньги, полученные от размещения ценных бумаг, были направлены на собственные нужды организации (на оплату товаров поставщикам, выдачу заработной платы). Поэтому суд решил, что услуги предназначались для обеспечения производственной деятельности налогоплательщика, и вычет правомерен.

Хотя налоговый орган и указывал, что операции с ценными бумагами не подлежат обложению НДС (подп. 12 п. 2 ст. 149 НКРФ).

Налогооблагаемая деятельность компании в целом — достаточно частый аргумент в подобных спорах. Например, когда налоговики отказывают в вычетах по работам по благоустройству, если они непосредственно не заказаны для какого-либо проекта.

Отстоять свою позицию компаниям помогают соответствующие условия в договоре аренды или же ссылка на градостроительные нормы, обязывающие собственника содержать принадлежащие ему территории в надлежащем состоянии. С их помощью можно обосновать не только расходы, но и право на вычет (постановления федеральных арбитражных судов Уральского от16.07.

12 №Ф09-5675/12, Московского от26.08.11 №КА-А40/9285–11, от25.05.11 №КА-А41/4670–11, от26.01.09 №КА-А40/13294–08 округов).

Но даже отсутствие права собственности и договорных отношений не препятствует вычету, если компания обоснует производственную необходимость работ по благоустройству.

Например, для обеспечения подъезда к предприятию (постановления Президиума ВАС РФот25.10.11 №3844/11, федеральных арбитражных судов Московского от31.01.11 №КА-А40/17869–10, Северо-Западного от22.12.

10 №А05-1369/2010, Уральского от27.07.11 №Ф09-4144/11 округов).

Подобные аргументы помогают даже в спорах, когда НДС не должен, по мнению налогового органа, возникать и выставляться. Так, компания возместила контрагенту расходы на бронирование и гостиничное обслуживание ее работников.

Это компенсационная выплата, сказали налоговики, и входного НДС быть здесь не может. Но Федеральный арбитражный суд Волго-Вятского округа в постановлении от21.01.

14 №А11-8268/2012 решил, что вычет законен, поскольку есть счет-фактура, а расходы связаны с деятельностью компании, по которой уплачивается НДС.

Семнадцатый арбитражный апелляционный суд счел возможным вычет НДС, предъявленный при реставрации объекта культурного наследия (постановление от04.12.13 №17АП-13959/2013-АК).

Компания произвела расходы не только для сохранности объекта как памятника истории и культуры, но и для дальнейшего использования в качестве кафе.

А то, что подрядчики нарушили подпункт 15 пункта 2 статьи 149 НК РФ, согласно которому такие работы не облагаются НДС, значения не имеет.

Те же аргументы о связи имущества с деятельностью, по которой компания уплачивает НДС, помогают отстоять вычет по договорам аренды, если частично арендованное имущество простаивает. Суды считают, что неиспользуемое имущество — далеко не всегда основание для отказа в вычетах.

Если объект арендуется как имущественный комплекс, то исключение из него бездействующих активов бывает невозможно.

В этом случае стоимость аренды формируется за комплекс в целом, и у налогоплательщика нет оснований для исключения части НДС из суммы вычетов, ведь аренда и простаивающих мощностей — условие сделки.

При этом выделить, какая часть арендной платы относится к этим мощностям, расчетным путем невозможно (постановления Федерального арбитражного суда Московского округа от17.06.11 №КА-А40/5679–11, от27.05.11 №КА-А40/3538-11-2, от24.02.11 №КА-А40/643–11).

Намерение тоже основание для вычета

Пленум ВАС РФ в постановлении от12.10.06 №53 назвал вычеты НДС налоговой выгодой.

И там же указал, что установление наличия разумных экономических или иных причин (деловой цели) в действиях налогоплательщика осуществляется с учетом оценки обстоятельств, свидетельствующих о его намерениях получить экономический эффект в результате реальной предпринимательской или иной экономической деятельности. КС РФ в определении от16.12.

08 №1972-О-О разъяснил, что речь идет именно о намерениях и целях (направленности) предпринимательской деятельности, а не о ее результате. Обоснованность получения налоговой выгоды не может быть поставлена в зависимость от эффективности использования капитала.

Из этого можно сделать вывод, что для обоснования права на вычет имеет значение, главным образом, намерение использовать приобретенные товары в облагаемой НДС деятельности. Если обстоятельства свидетельствуют об этом, то нет оснований для отказа в вычете, если часть этих товаров по объективным причинам фактически не использована по назначению.

Об этом напомнил Федеральный арбитражный суд Северо-Западного округа в постановлении от03.02.14 №А42-74/2013. И на основании выводов Пленума ВАС РФ и КС РФ поддержал налогоплательщика, заявившего вычет по списанным по акту инвентаризации товарам.

Намерение налогоплательщика использовать приобретенный товар в облагаемых НДС операциях подтвердило отражение этого товара на счете 41 «Товары». Суд также отметил, что реализация товара в силу налогового законодательства не является условием применения налоговых вычетов.

Если товары не реализованы из-за порчи или утраты, то это не делает вычет входного НДС неправомерным.

По мнению суда, налоговый орган не доказал, что приобретенные налогоплательщиком товары в принципе не могли быть использованы им в предпринимательской деятельности в соответствии с целями, указанными в пункте 2 статьи 171 НК РФ.

Утрата топлива вследствие пожара не является облагаемой НДС операцией, с этим доводом налоговиков согласился Федеральный арбитражный суд Восточно-Сибирского округа (постановление от09.07.13 №А78-10218/2012).

Но не поддержал инспекцию, которая на этом основании отказала компании в налоговом вычете.

Основными условиями, определяющими право налогоплательщика на вычет сумм НДС, по мнению суда, являются их приобретение для операций, подлежащих обложению НДС, принятие на учет, наличие первичных документов, подтверждающих реальность совершения соответствующих хозяйственных операций. Выбытие товарно-материальных ценностей вследствие пожара само по себе не меняет первоначальной цели их приобретения и, как следствие, не свидетельствует об утрате налогоплательщиком права на применение налоговых вычетов.

А выводы Федерального арбитражного суда Волго-Вятского округа (постановление от23.05.14 №А17-4094/2013) могут быть интересны всем, у кого возникают сверхнормативные потери. Суд счел, что технологические потери при доставке электроэнергии до потребителей также относятся к облагаемой НДС деятельности, причем даже в сверхнормативной части.

Налоговый орган счел действия предприятия по применению налоговых вычетов по НДС в части сверхнормативных потерь недобросовестными и направленными на получение необоснованной налоговой выгоды. Суд не согласился с этим мнением.

Ведь предприятие оплачивало контрагенту весь объем поставленной тепловой энергии, в том числе и сверхнормативные потери, возникающие при прохождении ее по трубопроводам тепловых сетей потребителей и бесхозяйным тепловым сетям.

Объект обложения может быть в прошлом или будущем, а вычет — в периоде возникновения

В последнее время уже проще обосновать право на вычет при осуществлении, например, демонтажа и ликвидации объектов основных средств. Это связано с уточнением нормы, позволяющей такие вычеты (п. 6 ст. 171 НКРФ). Но очевидно, что сама эта операция не образует объекта НДС, компания никому ничего не предъявит и не уплатит в бюджет. А значит и вычета нет, подчас решают налоговики.

Но суды поддерживают налогоплательщиков. Так, Президиум ВАС РФ (постановление от31.01.

12 №12987/11) счел, что при разрешении спора о налоговых вычетах, предъявленных подрядчиком при ликвидации объекта основных средств, необходимо учитывать комплексный характер использования этих объектов в хозяйственной деятельности.

Использование включает в себя установку, эксплуатацию, а при возникновении производственной необходимости — ликвидацию основного средства. Ликвидированные объекты использовались для получения продукции, реализация которой признается объектом обложения НДС. На основании этого суд сделал вывод, что вычеты законны.

В указанном постановлении Президиум ВАС РФ повторил выводы, сделанные ранее в постановлении от20.04.10 №17969/09. Вывод о том, что демонтажные и ликвидационные работы не направлены на совершение операций, признаваемых объектом обложения НДС, признан судом ошибочным.

Поддержал компанию и Федеральный арбитражный суд Западно-Сибирского округа (постановление от21.09.09 №Ф04-5816/2009(20264-А27-25)).

Он отметил, что облагаемая НДС деятельность не обязательно должна осуществляться в том же налоговом периоде, в котором возникло право на вычет. Компания использовала объекты ранее в деятельности, по которой возникал объект НДС (добыча угля).

Значит, ликвидация данного объекта после того, как он стал нерентабельным, тоже относится к этой деятельности.

Существенно проще обосновать вычет НДС, если вследствие совершения операции образуются активы, которые впоследствии будут использованы в облагаемой НДС деятельности.

В рассмотренном случае ликвидации объекта основных средств дополнительным аргументом в защиту вычета будут образовавшиеся в результате материалы, которые могут быть реализованы или использованы при строительстве, ремонте других объектов.

Федеральный арбитражный суд Московского округа в постановлении от20.06.14 №Ф05-5803/2014 указал на то, что компания заключила договоры не только на снос построек, но и на реализацию образуемого имущества. Таким образом, вследствие произведенного демонтажа у нее сформировался объект обложения НДС — реализация полученных при демонтаже материалов. Условия для вычета соблюдены.

На основании возможности осуществления в будущем облагаемых НДС операций исходят суды, разрешая вычеты по работам и услугам, связанным с консервацией, содержанием и ремонтом имущества в этом периоде.

Суды отмечают, что забота собственника о сохранности объектов в технологически пригодном состоянии для производственного цикла в будущем либо для его дальнейшей реализации свидетельствует о направленности на использование его для облагаемых НДС операций.

Кроме того, консервация объектов, временно не используемых в деятельности, является частью технологического процесса. И если этот процесс осуществляется в рамках облагаемой НДС деятельности, то вычет обоснован.

Причем такой вывод суды делают даже в случае консервации объектов незавершенного строительства, то есть которые только предполагается использовать в будущем. В качестве примера можно привести постановления федеральных арбитражных судов Северо-Западного от11.06.13 №А56-42644/2012, от04.04.08 №А56-51219/2006, Центрального от15.02.

07 №А09-4610/06-13-16, Московского от23.10.06 №КА-А41/9298–06 округов. Федеральный арбитражный суд Северо-Западного округа в постановлении от01.09.

08 №А05-780/2008 отметил, что появление у организации объекта НДС (реализация добытых полезных ископаемых) в последующих налоговых периодах не препятствует применению вычета в том налоговом периоде, в котором возникло право на него.

Источник: http://www.NalogPlan.ru/article/3677

Учет «входного» НДС в составе расходов: разрешенные случаи и нюансы | Контур.НДС+

Документальное подтверждение правомерности вычета НДС по приобретенным товарам (постановление президиума ВАС РФ от 09.12.2010 № 8835/10)

Любой бухгалтер знает, что предъявленный НДС при определенных условиях может быть принят к вычету. Однако существуют случаи, когда в силу законодательства либо сложившейся ситуации это невозможно.

Когда разрешено учитывать уплаченный НДС в составе расходов, снижающих базу по налогу на прибыль?

Что по этому поводу говорит Налоговый кодекс?

Как трактуют его нормы налоговые органы, и всегда ли их точка зрения подкрепляется судебной практикой?

Обо всем этом пойдет речь в данной статье.

Какой НДС можно включить в стоимость товаров

Действующее законодательство предусматривает вполне определенные операции, когда предъявленный налогоплательщику НДС может быть включен в стоимость товаров, снижая базу для расчета налога на прибыль.

Об этом говорится в статье 170 Налогового кодекса.

Согласно пункту 2 этой статьи, отнести налог на затраты по производству и реализации товаров (работ, услуг) можно в следующих случаях:

  • если они используются для осуществления необлагаемых НДС операций — ст.149 НК;
  • если произведенная с их применением продукция будет реализована за пределами территории России — ст.148 НК;
  • если приобретающее их лицо не является плательщиком НДС либо освобождено от уплаты этого налога;
  • если они приобретены для тех операций которые не являются объектом по НДС (например, безвозмездная передача сооружений государственным органам и другие операции, перечисленные в пункте) — 2 ст.146 НК РФ.

Это исчерпывающий перечень операций, входной НДС по которым можно отнести на стоимость товаров, работ или услуг, уменьшив тем самым базу по налогу на прибыль.

Стоит отметить, что относить на расходы можно не только суммы налога, предъявленные непосредственно при покупке, но и восстановленные согласно пункту 3 статьи 170 НК РФ.

Другими словами, если товары начинают использоваться для осуществления перечисленных выше операций, то ранее вычтенный по ним НДС следует восстановить и учесть в составе прочих расходов в соответствии со статьей 264 НК РФ.

Есть ли у налогоплательщика право выбора?

Важно иметь в виду, что нормы закона о налоговых вычетах и порядке их применения (статьи 171 и 172 НК РФ) носят императивный характер, то есть обязательны к исполнению. Это означает, что покупатель, которому поставщик предъявил НДС, не вправе выбирать, включить ли ему сумму налога в расходы или же заявить о ее вычете.

Таким образом, если у налогоплательщика были основания для вычета НДС, но по каким-то причинам он им не воспользовался, то включать сумму налога в расходы он не вправе.

Нереализованное право на вычет НДС: частные случаи

Ситуация, когда компания не реализовала свое право на вычет НДС, может сложиться по разным причинам. Наиболее распространены из них следующие:

  • отсутствие счетов-фактур, оформленных продавцом;
  • пропуск срока, в который можно заявить о вычете.

Первая ситуация нередко возникает при осуществлении покупки в розничной сети. Чаще всего это какие-то «мелочи», например, канцтовары для нужд офиса или заправка автомобиля.

Счет-фактуру от продавца в таком случае получить вряд ли удастся, а заявлять о вычете НДС на основании кассового чека по, мнению налоговой службы, неправомерно.

Отсутствие счета-фактуры выявится незамедлительно, когда декларация компании по НДС будет обрабатываться автоматизированной системой налоговой службы.

Получается, что принять к вычету сумму НДС по приобретенным ценностям невозможно, но при этом, как было сказано выше, ее нельзя отнести и к расходам, снижающим базу по налогу на прибыль. Однако у тех компаний и предпринимателей, кто имеет желание побороться за вычет суммы налога в указанной ситуации в суде, для этого есть все основания.

В постановлении Президиума ВАС №17718/07 от 13.05.2008 определено, что при таких обстоятельствах отказывать налогоплательщику в вычете НДС неправомерно. Это верно при условии, что имеется кассовый чек, подтверждающий покупку, а также не доказан факт использования налогоплательщиком приобретенных товаров вне рамок облагаемой налогом деятельности.

Тем не менее официальная позиция ФНС не поменялась: вычет НДС можно осуществлять только на основании счета-фактуры, а вопросы представления прочих первичных документов в качестве обоснования вычета решаются в судебном порядке.

Говоря о второй явной причине, по которой налогоплательщик может утратить право на вычет НДС, обратимся к пункту 1.1 статьи 172 НК РФ.

Со времени его вступления в силу, а именно с начала 2015 года, законодательно закреплен порядок заявления о вычете НДС в пределах трех лет с момента постановки товаров на учет. Однако и этот срок может быть упущен, например, по ошибке или из-за длительной подготовки документов.

Как бы то ни было, за пределами этого срока заявлять о вычете НДС неправомерно. То есть в этом случае налог придется заплатить, а отнести его сумму на счет расходов по налогу на прибыль не удастся.

В качестве иллюстрации приведем ситуацию российской компании-экспортера, которая слишком долго собирала пакет документов для подтверждения нулевой ставки НДС.

В результате она заявил «входной» налог по операциям, облагаемым по ставке 0%, за пределами трехлетнего срока, и на этом основании получила отказ в вычете.

Сумма налога, которую компании пришлось уплатить, была включена в состав расходов по налогу на прибыль, однако Высший арбитражный суд с такой позицией не согласился (определение ВАС РФ №305-КГ15-1055 от 24.03.2015).

Пример ситуации, когда НДС можно отнести к расходам

Источник: https://kontursverka.ru/stati/uchet-vxodnogo-nds-v-sostave-rasxodov-razreshennye-sluchai-i-nyuansy

О бухгалтерии
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: