Бюджетная дисциплина в странах европейского союза

Каждый недополучил свое: как Евросоюзу удалось согласовать бюджет

Бюджетная дисциплина в странах европейского союза

На пятый день саммита страны ЕС достигли соглашения по антикризисному бюджету. Спор между государствами «скупой четверки» (Нидерланды, Австрия, Дания и Швеция) и «южными» европейцами закончился историческим консенсусом.

Объем внебюджетного фонда восстановления экономики ЕС после пандемии остался на уровне €750 млрд, однако сумма, выделяемая на гранты наиболее пострадавшим от COVID-19 странам, снизилась с предполагаемых €500 млрд до €390 млрд. Такая расстановка подкупила «четверку».

Как рассказали «Известиям» депутаты Европарламента (ЕП), баланс между кредитами и безвозмездной помощью должен был стать основой фонда восстановления ЕС. Впрочем, на этом «денежные» споры внутри союза не закончатся.

Скупой платит со скидкой

После четырех дней неудачных переговоров саммит ЕС все-таки закончился принятием общего решения. 21 июля в 5:15 главы европейских государств и правительств встретились снова и согласовали за 15 минут самый большой финансовый пакет в истории ЕС.

— Мы добились успеха. Европа сильна и сплоченна, — заявил глава Евросовета Шарль Мишель перед прессой.

Принятый бюджетный план на период с 2021 по 2027 год составляет €1,074 трлн. Для борьбы с экономическими последствиями пандемии будет создан отдельный внебюджетный фонд под названием «ЕС нового поколения» в размере €750 млрд.

Из них €390 млрд пойдут на безвозмездные гранты, €360 млрд — на кредиты. Сроки погашения всей этой суммы рассчитаны на период до 31 декабря 2058 года.

Впервые в истории союза предусмотрены масштабные заимствования на финансовых рынках от лица ЕС, которые должны будут погашаться всеми членами.

— Новый фонд ЕС — знаменательное событие.

Он устанавливает принцип, согласно которому институты Евросоюза не полагаются в своих ресурсах исключительно на государства, входящие в объединение, он также дает конкретные доказательства солидарности внутри европейских границ, — заявил «Известиям» эксперт клуба «Валдай», доцент факультета социологии и Школы международных исследований и директор Центра имени Жана Монне университета Тренто (Италия) Винсент Делла Сала.

Президент Франции Эммануэль Макрон назвал соглашение «историческим днем для Европы», однако, чтобы до него добраться, странам пришлось пройти через ожесточенные дискуссии.

Так называемая «скупая четверка» (Нидерланды, Австрия, Дания и Швеция) выступала резко против безвозмездной поддержки в виде субсидий для «южных» стран ЕС, которые пострадали от пандемии в большей степени.

Премьер-министр Нидерландов Марк Рютте, которого итальянские и испанские лидеры назвали Господином Нет, не только предложил урезать выплаты пострадавшим от COVID-19 членам ЕС, но и настаивал на праве вето.

По его замыслу, если получатель субсидий был бы замечен в нарушении норм правового государства, ему можно было бы перекрыть финансовый кислород.

— Мы должны реагировать сообща на то, что финансовая помощь предоставляется странам — членам ЕС на строгих условиях, в то время как Турции щедро дают миллионы евро, — заявил «Известиям» депутат ЕП от Греции Иоаннис Лагос.

Еще на майском саммите канцлер ФРГ Ангела Меркель и французский лидер Эммануэль Макрон пошли на уступки «четверке» и предложили сократить размер субсидий до €500 млрд.

В ходе этой встречи президент Пятой республики отметил, что €400 млрд — «красная цена». Однако на заключительном саммите сила франко-германской оси не смогла до конца сопротивляться давлению «скупых» стран.

Согласно новому плану, сумма снизилась до €390 млрд.

— Сокращение станет «кормом» для евроскептических партий в ЕС, которые будут утверждать, что фонд восстановления демонстрирует отнюдь не солидарность, — отметил в беседе с «Известиями» Винсент Делла Сала.

К тому же «скупой четверке» теперь предоставляют увеличенную скидку на взносы из-за того, что их требование остановиться на €350 млрд превысили на 11,43%. По данным Tagesschau, скидка для Австрии увеличена почти в два раза, с €237 млн до €567 млн.

Новый облик ЕС

Несмотря на очевидный успех переговоров для «четверки», южане всё же остались довольны. Италия получит 28% из фонда восстановления экономики (€209 млрд из €750 млрд). При этом €81 млрд в виде субсидий и €127 млрд в форме займа.

— Мы получили возможность вновь запустить Италию, изменить облик нашей страны, — заявил премьер-министр страны Джузеппе Конте.

Премьер Испании Педро Санчес выступал решительно против механизма надзора, о котором говорил его коллега из Нидерландов, однако ему пришлось идти на уступки, чтобы спасти страну от краха. В окончательной версии соглашения предусмотрена процедура «экстренного перерыва».

Это значит, что государства-члены могут попросить пересмотреть, как расходуются деньги. Тем не менее по итогам переговоров стало известно, что Испания получит около €140 млрд из фонда восстановления экономики ЕС, а это более 11% ВВП королевства.

При этом €72,7 млрд будут выделены в виде безвозмездных грантов.

— Это великое соглашение для Европы и для Испании. Не сомневайтесь, сегодня была написана одна из самых ярких страниц в истории Евросоюза, — радовался после саммита Педро Санчес.

Глава Еврокомиссии Урсула фон дер Ляйен заявила, что у Европы всё еще есть мужество и воображение, чтобы мыслить масштабно. Она также назвала итог встречи историческим моментом для Старого Света, которому удалось найти «мощный» ответ после напряженной борьбы с COVID-19.

По мнению Винсента Делла Сала, в соглашении «ЕС будущего поколения» есть что-то для всех — каждому есть чему обрадоваться, но и каждый получил не всё, на что рассчитывал.

— Пакет восстановления демонстрирует способность ЕС действовать и его преимущества для государств-членов. Важно, чтобы это помогло регионам, наиболее пострадавшим от кризиса, вызванного пандемией, поскольку его полное влияние на экономику еще не известно, — заявил «Известиям» депутат ЕП от Финляндии Ээро Хейнялуома.

Депутат также отметил, что крайне важен баланс между кредитами и грантами. По его мнению, пакет восстановления вместе с новой финансовой структурой должен поддержать рост и инвестиции, особенно в цифровой и зеленый переход.

К тому же обязательное условие при освоении средств из фонда — не менее 30% от предоставленных субсидий и кредитов страна-заемщик должна потратить на «позитивные климатические проекты». Ведь помимо задачи восстановить экономику от пандемии у ЕС есть амбициозный план освободить ее к 2050 году от углеродных выбросов. Споры и разногласия в отношении этого плана у Евросоюза только впереди.

Источник: https://iz.ru/1038191/mariia-vasileva-ekaterina-postnikova/kazhdyi-nedopoluchil-svoe-kak-evrosoiuzu-udalos-soglasovat-biudzhet

Ес пересматривает налогово-бюджетные правила

Бюджетная дисциплина в странах европейского союза

В этом выпуске программы “Реальная экономика” мы выясняем, не пришло ли время изменить общеевропейский свод налогово-бюджетных правил.

Целый ряд экспертов, министров финансов и европейских чиновников считают, что его следует переписать заново. Затем мы отправимся в Германию, чтобы понять, почему от властей этой страны требуют увеличить бюджетные расходы.

И наконец, мы поинтересуемся у нового еврокомиссара по экономике Паоло Джентилони не пора ли ослабить путы жесткой экономии.

Текущее финансовое состояние Европы

В настоящее время чрезмерный дефицит бюджета (более 3 % от ВВП), требующий от Еврокомиссии соответствуюших мер по корректировке, не зарегистрирован ни в одной из стран ЕС.

Тем не менее, государственный долг остается высоким по отношению к валовому внутреннему продукту, в частности, во Франции, Бельгии, Италии, Испании и Греции.

Еврокомиссия призвана гарантировать, что государственные расходы и заимствования не превышают обозначенных границ. Но она не может заставить государства-члены инвестировать в реальную экономику.

В настоящее время, в связи с растущей потребностью в инвестициях для стимулирования внутреннего спроса, на правительства ряда стран ЕС, таких как Германия, Нидерланды и Финляндия, оказывается давление с тем, чтобы они увеличили госрасходы.

Дело в том, что они – единственные в Европе, кому это позволяют финансовые возможности.

Обладать подобным преимуществом – то же, что отложить деньги на “чёрный день” в банке, а значит, указанные страны могут увеличить расходы или снизить налоги, не подрывая при этом здоровья государственных финансов в долгосрочной перспективе.

После того, как в течение десяти лет внимание в ЕС было сосредоточено на управлении государственными расходами, многие сегодня задаются вопросом: не угрожает ли слишком жёсткая экономия росту? Гийом Дежардан попытался выяснить это в Германии – одной из стран, от которой остальные члены ЕС добиваются увеличения госинвестиций.

Германия: обратить профицит бюджета на пользу госинвестициям

В 2019 году профицит бюджета Германии составил 1,2 %. Речь идет о не израсходованных на другие нужды 13,5 миллиардах евро налоговых поступлений. И этот профицит бюджета должен, по прогнозам, сохраниться до 2021 года. Добиться подобного результата Берлину удалось благодаря жесткой налоговой политике. Слишком жесткой, по мнению, некоторых.

Все больше , в том числе из Международного валютного фонда и Еврокомиссии, призывают Германию сократить профицит бюджета, инвестировав средства в реальную экономику.

“Нет причин, по которым инвестиционный бюджет в размере 1-го или даже 2 % от ВВП не мог бы финансироваться за счет эмиссии долговых обязательств. Эти инвестиции помогли бы и другим европейским странам, поскольку Германии пришлось бы увеличить импорт”, – считает Эндрю Уотт, экономист Фонда Ханса Беклера.

Немецкие железные дороги – один из примеров недостаточных инвестиций в инфраструктуру. В 2019 году ряд официальных отчетов указали на значительное отставание Германии в том, что касается обновления инфраструктуры в ряде стратегических областей.

“Речь сегодня идет о том, чтобы нагнать отставание в области инфраструктурных инвестиций и поставить, если можно так выразиться, национальные железные дороги на рельсы.

Следует, в частности, в ближайшие годы увеличить пассажиропоток, что потребует строительства новых объектов и расширения инфраструктуры.

Такую же политику массовых инвестициий надо проводить и на грузовом транспорте”, – говорит Торстен Вестфаль, председатель Профсоюза железнодорожников и транспортных рабочих Германии.

В результате правительство Германии и Deutsche Bahn приняли решение инвестировать 86 миллиардов евро в ближайшие 10 лет в обновление железнодорожной инфраструктуры.

Железные дороги – лишь одни из секторов экономики, нуждающихся в государственных инвестициях.

Вышеупомянутые 86 миллиардов евро станут первым шагом к созданию новых рабочих мест, развитию грузовых перевозок между Германией и ее соседями, приведут к экономическому росту.

В контексте борьбы с климатическими изменениями еще одно очевидное преимущество инвестиций в Deutsche Bahn – возможность пересадить пассажиров с авиатранспорта на железнодорожный, у которого гораздо меньше показатель выбросов углекислого газа, передает из Берлина наш специальный корреспондент Гийом Дежардан.

Паоло Джентилони: “Адаптировать налогово-бюджетные правила к новой ситуации”

Вернемся в Брюссель, где новый еврокомиссар по экономике, бывший премьер-министр Италии, Паоло

Джентилони не скрывает намерений изменить устоявшееся положение вещей.

Эфи Куцокоста, Евроньюс: – Господин еврокомиссар, спасибо большое, что согласились дать нам интервью. Сейчас в Брюсселе идет дискуссия о реформировании общеевропейского свода налогово-бюджетных правил. Зачем это нужно? Что на самом деле поставлено на карту?

Паоло Джентилони, еврокомиссар по экономике: – Очевидно, что эти правила были разработаны в период тяжелейшего для послевоенной Европы экономического кризиса.

Сегодня ситуация изменилась: у нас за плечами шесть лет непрерывного экономического роста, который, правда, в данный момент замедлился.

Никто не призывает к революции, но, скорее, к адаптации налогово-бюджетных правил к этой новой конъюнктуре, к новой ситуации.

Эфи Куцокоста, Евроньюс: – Означает ли это, что мы не так пристально, как раньше, сосредоточены на достижении целей? Или сами цели пересматриваются?

Паоло Джентилони, еврокомиссар по экономике: – Нет, не думаю, что результатом должен быть отход от прежних целей налоговой политики или их пересмотр. Кстати, базовые критерии – те самые 3% и 60% – по-прежнему значатся в наших основополагающих договорах. Их нельзя сменить, как вы меняете платье.

Суть в том, чтобы разграничить три вида целей и задач: первый – упростить эти правила, потому что с каждым годом они становятся все сложнее; второй – внести в них необходимость способствовать в периоды низкого роста, как сейчас, более экспансивной денежно-кредитной политике и, наконец, в-третьих, поощрять инвестиции.

Эфи Куцокоста, Евроньюс: – Cегодня Еврокомиссия имеет право заставить национальные правительства ограничить госрасходы, но вот увеличить их – нет. Должно ли это измениться? Готовы ли вы убедить сторонников жесткой линии пересмотреть свою позицию?

Паоло Джентилони, еврокомиссар по экономике: – В периоды, когда показатель экономического роста крайне низок, как сейчас, Еврокомиссия рекомендует использовать профицит бюджета в странах, где есть подобное пространство для маневра, для увеличения госинвестиций. В идеале хорошо бы распространить подобный проинвестиционный подход не только на эти государства, но и на весь Евросоюз.

Эфи Куцокоста, Евроньюс: – Вы считаете, что “зелёные инвестиции”, к которым призывают государства-члены, не должны рассматриваться как источник дефицита бюджета?

Паоло Джентилони, еврокомиссар по экономике: – Исключить их из критериев дифицита бюджета, пожалуй, слишком простой способ резюмировать нашу стратегию. Мы собираемся пересмотреть целый ряд пунктов свода налогово-расходных правил ЕС, особенно тех, что касаются бюджетной гибкости для облегчения инвестиций.

Эфи Куцокоста, Евроньюс: -Когда, по-вашему, удастся достичь соглашения по этому вопросу?

Паоло Джентилони, еврокомиссар по экономике: – Думаю, в начале осени мы сможем сделать необходимые выводы из анализа действующего свода правил и выдвинуть предложения по его реформированию.

Эфи Куцокоста, Евроньюс: – “Предложения”? То есть вы считаете, что вам удастся достичь компромисса между государствами-членами ?Паоло Джентилони, еврокомиссар по экономике: –

Паоло Джентилони, еврокомиссар по экономике: – Да. Не преодолев разногласия, не найдя компромисса, мы не сможем двигаться вперед.

Эфи Куцокоста, Евроньюс: – Благодарю Вас, господин еврокомиссар, за ваши ответы.

+++

Новый еврокомиссар по экономике ясно дал понять, что для решения стоящих перед Евросоюзом задач таких, как изменение климата или ускорение экономического роста, необходимы упрощенные правила налоговой и бюджетной политики. При этом главной проблемой остаётся разница в подходах к этому вопросу государств-членов.

Источник: https://ru.euronews.com/2020/02/26/real-economy-time-to-change-european-fiscal-rool

План спасения евроэкономики. Саммит ЕС завершился сложным компромиссом

Бюджетная дисциплина в странах европейского союза

БРЮССЕЛЬ, 21 июля. /ТАСС/. Саммит ЕС, на котором обсуждался план восстановления сообщества после пандемии и семилетний бюджет на 2021-2027 годы, завершился сложным компромиссом.

После переговорного марафона, продолжавшегося почти 90 часов (около четырех суток), главы государств и правительств 27 стран ЕС достигли соглашения по бюджету сообщества на 2021-2027 годы объемом в €1 074,3 млрд и фонду восстановления экономики после пандемии коронавируса объемом €750 млрд.

Таким образом, в течение семи ближайших лет Евросоюз получит суммарные фонды в €1,824 трлн, что почти вдвое превышает бюджет завершающегося семилетнего периода 2014-2020 годов в €0,96 трлн.

Покидая саммит лидеры ЕС поздравляли друг друга с победой, с “историческим днем Европы”, стараясь не касаться на итоговых пресс-конференциях многочисленных вопросов и новых проблем, которые создает достигнутый компромисс.

Семилетний бюджет ЕС

Как говорится в итоговом документе саммита, общая сумма семилетнего бюджета ЕС составляет €1 074,3 млрд. Эта цифра почти на €100 млрд меньше, чем изначально предлагала Еврокомиссия.

Как заявил на пресс-конференции Шарль Мишель, впервые в истории Евросоюза многолетний бюджет сообщества привязан к климатическим задачам. “Впервые в истории происходит так, что бюджет напрямую привязан к задачам по климату”, – сказал он, подчеркнув, что “достигнутое соглашение – это намного больше, чем деньги”. “Это про рабочие места, здоровье и благополучие европейцев”, – добавил он.

Глава Еврокомиссии Урсула фон дер Ляйен отметила, что “восстановление ЕС будет “зеленым”. “Бюджет покроет “зеленую сделку” (Еврокомиссии по переходу на экологичную экономику – прим. ТАСС). Мы инвестируем в будущее Евросоюза. У Европы теперь есть шанс выйти из кризиса сильнее, чем раньше”, – сказала она.

Фонд восстановления

Согласно итоговому документу саммита, лидеры также одобрили создание внебюджетного фонда восстановления экономики объемом в €750 млрд под названием “ЕС нового поколения”.

Эти средства должны быть привлечены Европейской комиссией в виде кредитов, получение которых должно быть полностью завершено до конца 2026 года.

Сроки погашения всей этой суммы рассчитаны на период до 31 декабря 2058 года.

Обязательное условие при освоении средств из этого фонда – не менее 30% от всех предоставленных каждой из стран сообщества субсидий и кредитов должны идти на “позитивные климатические проекты”.

То есть проекты, нацеленные на внедрение зеленых технологий, альтернативной энергетики, энергосбережения – всего, что будет способствовать выполнению задачи Еврокомиссии по строительству к 2050 году в ЕС экономики с нулевыми углеродными выбросами.

Из этих денег между странами ЕС €390 млрд могут быть распределены в виде грантов (безвозмездная помощь), €360 млрд – в виде льготных кредитов (льгота образуется за счет более высокого кредитного рейтинга у Еврокомиссии, чем у проблемных стран ЕС).

Проекты для финансирования в рамках этого фонда должна предоставляться правительствами государств Евросоюза на утверждение Еврокомиссии и Совету ЕС. Деньги, выделяемые в виде грантов, должны быть полностью распределены до 2023 года.

Самый большой их объем получит Италия – почти €209 млрд – €81 млрд в виде грантов и почти €128 млрд в виде льготных займов.

Общий долг ЕС

Ключевое решение в рамках создания фонда восстановления подчеркнул президент Франции Эмманюэль Макрон, отметив, что лидеры ЕС впервые в истории договорились размещать общие долговые обязательства Евросоюза. То есть деньги в долг возьмет весь ЕС, а не отдельные его страны, как было ранее.

“Мы уверены, что с помощью денег, которые мы все вместе сможем занять на рынке капитала, мы сможем направить средства в сектора и регионы, которые более всего в этом нуждаются.

Возврат этого долга будет осуществляться странами ЕС на основании удельного веса их экономик в общей экономике ЕС, а также за счет собственных ресурсов бюджета ЕС, полученных, в частности, за счет введения новых налогов.

Этот долг не зависит от того, сколько средств фонда использовала каждая из них. Таким образом мы добьемся реального справедливого перераспределения средств внутри ЕС”, – пояснил Макрон.

На практике это означает, что общий долг ЕС страны сообщества будут возвращать по тому же принципу, как строится бюджет сообщества – страна платит тем больше, чем больший удельный вес занимает ее экономика в общеевропейской и чем большей покупательской способностью обладает ее населения. То есть богатые страны должны будут вернуть большую часть этого долга, а бедные – меньшую, тогда как собранные средства пойдут в первую очередь именно бедным странам.

Позитивные и разрушительные последствия

Решение о формировании общеевропейского займа может иметь как позитивные, так и совершенно разрушительные последствия для всего европейского проекта.

Среди позитивных факторов – достижение соглашения, которое позволит в ближайшие годы оживить экономику миллиардами заемных средств, получение Евросоюзом имиджа “социального проекта”, который справедливо перераспределяет ресурсы между богатыми и бедными странами, и новый шаг к повышению степени интеграции сообщества, получения принципиально новых полномочий Брюсселем и ослабление позиций национальных правительств.

Однако привлечение в экономику €750 млрд дешевых государственных денег не гарантирует ни ее эффективности, ни ее полноценного восстановления, тогда как долговое бремя для всех без исключения стран ЕС значительно возрастет, а оно и так уже у целого ряда стран ЕС превышает 100% ВВП.

Вся идея этого плана заключается в том, чтобы мощным финансовым толчком подтолкнуть экономику к восстановлению и росту, а затем без особого напряжения отдать налоги.

Однако практика как бизнеса, так и госуправления (включая недавнюю историю мирового финансового кризиса, за которым в Европе последовал крайне тяжелый кризис суверенной задолженности) свидетельствуют, что подобная комбинация срабатывает далеко не всегда.

Очень серьезным “неизвестным” в этом уравнении остается возможная вторая волна пандемии. А ведь даже без ее учета Еврокомиссия прогнозирует, что в 2020 году спад ВВП Евросоюза составит 8,3%

Инновационные налоги

Для возврата огромного долга в €750 млрд ЕС намерен ввести “инновационные налоги”, в частности, налог на не переработанный пластик, налог на цифровые транзакции, особый режим таможенных пошлин на товары из не входящих в ЕС стран “с более низкими климатическими стандартами, чем в Евросоюзе”.

Это неизбежно приведет к росту цен практически на все импортные товары, а это 90% потребительских товаров на полках европейских магазинов сегодня. Вопрос состоит в том, удастся ли использовать взятые в кредит деньги так, чтоб они принесли больше прибыли, чем будет стоить этот долг.

Разногласия между бедными и богатыми

Премьер Венгрии Виктор Орбан заявил незадолго до окончания саммита, когда результат еще не был очевиден, что “перед началом встречи глубокие разногласия между бедными и богатыми странами сообщества исчислялись десятками, к концу третьего дня их число удалось сократить до четырех”. Их удалось разрешить в течение последней ночи саммита.

Богатые страны Северной и Западной Европы – доноры бюджета ЕС – хотели платить в евроказну меньше и получить максимальный контроль над тем, как бедные страны тратят деньги. Страны – бенефициары евробюджета – Восточная и Южная Европа – хотели получить максимум при минимальных мерах наднационального контроля.

При этом у каждой из 27 стран ЕС были еще и отдельные собственные требования, будь до запросы на индивидуальные скидки при исчислении их взноса в бюджет, требование получать максимум денег из бюджета безвозмездно, а не в долг, или идея введения прямой связи между объемом денег из бюджета ЕС, который получает страна сообщества и степенью соблюдения в этой стране европейских норм и ценностей.

Ситуацию было бы сложно разрешить, если бы у всех лидеров не было понимания, что провал этого саммита означал бы признание Евросоюзом своего бессилия перед лицом экономических последствий пандемии. Как следствие, встал бы вопрос, для чего вообще нужно такое сообщество.

Денис Дубровин

Источник: https://tass.ru/ekonomika/9016461

О бухгалтерии
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: