Амортизация интеллектуальной собственности

Амортизация интеллектуальной собственности

Амортизация интеллектуальной собственности

Не секрет, что в России, как и во всем мире, в настоящее время широко развита купля-продажа предметов интеллектуальной собственности. Как правильно сформулировать условия договора, покупая такой необычный товар, чтобы сэкономить на налогах?

Действующие нормы

Не секрет, что в России, как и во всем мире, в настоящее время широко развита купля-продажа предметов интеллектуальной собственности. В нашей стране такой оборот опосредуется, регулируется нормами четвертой части Гражданского кодекса РФ, которая носит название «Права на результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации». При этом Гражданский кодекс (в частности, ст.

1225) делит объекты интеллектуальной собственности на результаты интеллектуальной деятельности как таковые (это, например, произведения науки, литературы и искусства, программы для ЭВМ, изобретения, ноу-хау и т. д.) и на средства индивидуализации юридических лиц, товаров, работ, услуг и предприятий (к ним можно отнести товарные знаки, наименования мест происхождения товаров и т. д.).

При «продаже» объекта интеллектуальной собственности должен быть заключен договор об отчуждении исключительного права на объект интеллектуальной собственности, по которому одна сторона (правообладатель) передает или обязуется передать принадлежащее ей исключительное право на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации в полном объеме другой стороне (приобретателю) (ст. 1234 ГК РФ).

Проблема «исключительных прав»

С точки зрения налогового учета объект интеллектуальной собственности является нематериальным активом и подлежат амортизации в течение определенного срока.

Откуда же он берется? Логично предположить, что организация может амортизировать, то есть учитывать расходы на приобретение объекта интеллектуальной собственности в течение периода, на который передается право на результат интеллектуальной деятельности в отношении соответствующего объекта.

К примеру, патент и свидетельство в случаях, предусмотренных Гражданским кодексом, удостоверяют правообладание объектом интеллектуальной собственности и имеют срок действия. Поэтому очевидно, что срок, в течение которого организация может пользоваться приобретенным объектом интеллектуальной собственности, не может превышать период действия патента или свидетельства.

Однако если по закону госрегистрации объекта интеллектуальной собственности не требуется (например, художественного фильма), то как же определить период, на который передается право пользования этим объектом? Дело в том, что понятие «срок передачи» вообще неприменимо к отчуждению объектов интеллектуальной собственности.

То есть ограничить срок передачи исключительных прав – это все равно что в договоре купли-продажи указать, что право собственности покупателя на товар будет действовать в течение определенного периода, например, пять лет. Подтверждается это и судебной практикой. Пленум Верховного Суда и Пленум ВАС в пункте 13.1 совместного постановления от 26 марта 2009 г.

№ 5/29 указали, что в договоре отчуждения исключительного права нельзя ограничивать срок передачи исключительных прав. В противном случае такая сделка может быть переквалифицирована судом в лицензионный договор либо признана недействительной.

Следует отметить, что исключительное право на произведение, например, на дизайн-макет, базу данных статей и иллюстраций, литературный роман действует в течение всей жизни автора и в продолжение семидесяти лет, считая с 1 января года, следующего за годом смерти автора (п. 1 ст. 1281 ГК РФ). Но, к счастью, в момент принятия к учету исключительных прав точная дата их прекращения неизвестна. Кроме того, вряд ли организация будет заинтересована в том, чтобы амортизировать нематериальный актив в течение срока, априори составляющего более семидесяти лет.

Выход есть

Обратимся же к формулировкам Налогового кодекса.

В пункте 2 статьи 258 НК РФ говорится: «…определение срока полезного использования объекта нематериальных активов производится исходя из срока действия патента, свидетельства и (или) из других ограничений сроков использования объектов интеллектуальной собственности и исходя из полезного срока использования нематериальных активов, обусловленного соответствующими договорами».

Для нематериальных активов, по которым невозможно определить срок полезного использования, нормы амортизации устанавливаются в расчете на срок полезного использования, равный 10 годам (но не более срока хоздеятельности налогоплательщика).

По таким НА, как исключительное право патентообладателя на изобретение, промышленный образец, полезную модель, программу для ЭВМ, владение «ноу-хау», секретной формулой или процессом и т. п., налогоплательщик вправе самостоятельно определить срок полезного использования, который не может составлять менее двух лет.

Исходя из этих норм, можно констатировать, что если организация приобрела нематериальный актив, который, с одной стороны, не указан в подпунктах 1–3, 5, 6 абзаца третьего пункта 3 статьи 257 Налогового кодекса, то он является тем нематериальным активом, в отношении которого компания вправе самостоятельно определить срок полезного использования, который не может насчитывать менее двух лет. С другой стороны, если этот объект не подлежит государственной регистрации, то есть если на него не выдается патент или свидетельство с указанием срока действия, то нормы амортизации по такому материальному активу должны быть установлены в расчете на срок полезного использования, равный 10 годам. Обратите внимание на «лазейку», установленную приведенной выше формулировкой пункта 2 статьи 258 НК РФ. Там говорится, что определение срока полезного использования объекта нематериальных активов может также обуславливаться соответствующими договорами. Коль скоро срок полезного использования обуславливается соответствующими договорами, то вполне очевидно, что можно вести речь о договорах об отчуждении исключительного права на объект интеллектуальной собственности. Гражданское законодательство не определяет, что такое «срок полезного использования нематериального актива», регулирующий договоры данного вида. Но указанное законодательство РФ и не содержит ограничений по части того, чтобы в договоре об отчуждении исключительного права был установлен срок полезного использования объекта интеллектуальной собственности. Скорее всего, сам факт указания в контракте об отчуждении исключительного права на объект интеллектуальной собственности, например, на художественный фильм, срока полезного использования данного объекта никак не повлияет на гражданско-правовые отношения между правообладателем, то есть тем лицом, которое продает фильм, и приобретателем. Но наличие в договоре единственной фразы о том, что срок полезного использования данного фильма составляет период, равный, например, одному году и шести месяцам, даст формальное основание амортизировать исключительные права на данный фильм в срок, более короткий, чем 10 лет. Такой «сокращенный» срок амортизации зачастую является более целесообразным с точки зрения законов экономики, особенно в отношении тех объектов интеллектуальной собственности, которые очень быстро «морально устаревают», как, например, художественные фильмы и художественная литература «легкого» жанра.

01 Сентября 2011, 12:22

Источник: http://www.raschet.ru/articles/16/3413/

Налогообложение интеллектуальной собственности и операций с ней

Амортизация интеллектуальной собственности

Некоторые положения статьи могут утратить актуальность. Прочтите последние статьи автора по налогообложению интеллектуальной собственности

Изменения НДС на услуги в электронной форме в 2019 году

НДС на покупки внутри мобильного приложения

Общие вопросы налогообложения интеллектуальной собственности

Прежде всего, следует определиться с содержанием понятия «интеллектуальная собственность» применительно к налоговым отношениям. На основании п.1 ст.

11 Налогового кодекса РФ (далее по тексту – «НК РФ»), используемые в нем институты, понятия и термины гражданского законодательства Российской Федерации применяются в том значении, в каком они используются в гражданском законодательстве, если иное не предусмотрено НК РФ.

Поскольку в Налоговом кодексе понятие «интеллектуальная собственность» прямо не раскрывается, для определения его значения следует руководствоваться гражданским законодательством.

В соответствии со ст.

138 Гражданского кодекса РФ (далее – «ГК РФ»), под интеллектуальной собственностью понимается исключительное право гражданина или юридического лица на результаты интеллектуальной деятельности и приравненные к ним средства индивидуализации юридического лица, индивидуализации продукции, выполняемых работ или услуг (фирменное наименование, товарный знак, знак обслуживания и т.п.).

В наиболее общем виде согласно п.2 Конвенции об учреждении Всемирной организации интеллектуальной собственности от 14 июля 1967 г. «интеллектуальная собственность» включает права, относящиеся к:

  • литературным, художественным и научным произведениям,
  • исполнительской деятельности артистов, звукозаписи, радио – и телевизионным передачам,
  • изобретениям во всех областях человеческой деятельности,
  • научным открытиям,
  • промышленным образцам,
  • товарным знакам, знакам обслуживания, фирменным наименованиям и коммерческим обозначениям,
  • защите против недобросовестной конкуренции,
  • а также все другие права, относящиеся к интеллектуальной деятельности в производственной, научной, литературной и художественной областях.

Конкретных круг объектов, в отношении которых на территории Российской Федерации признается и защищается исключительное право, определяется ГК РФ, а также рядом других законов, нормы которых в совокупности в настоящее время образуют право интеллектуальной собственности.

Наиболее значимыми среди них являются: Закон РФ от 23 сентября 1992 года N 3520-1 «О товарных знаках, знаках обслуживания и наименованиях мест происхождения товаров», Закон РФ от 9 июля 1993 года N 5351-1 «Об авторском праве и смежных правах», Закон РФ от 23 сентября 1992 года N 3523-1 «О правовой охране программ для электронных вычислительных машин и баз данных» и Патентный Закон от 23 сентября 1992 года N 3517-1.

Объекты интеллектуальной собственности принято делить на охватываемые институтом авторского права и регулируемые институтом промышленной собственности.

К первым относятся результаты интеллектуальной деятельности (произведения науки, литературы и искусства, а также объекты, смежных прав: исполнение, фонограмма, передачи эфирного и кабельного вещания); вторые наряду с результатами интеллектуальной деятельности (запатентованные изобретение, промышленный образец и полезная модель) включают приравненные к ним средства индивидуализации юридического лица, индивидуализации продукции, выполняемых работ или услуг (фирменное наименование, товарный знак, знак обслуживания и т.п.).

Согласно п.1 ст.

38 НК РФ, объектами налогообложения могут являться операции по реализации товаров (работ, услуг), имущество, прибыль, доход, стоимость реализованных товаров (выполненных работ, оказанных услуг) либо иной объект, имеющий стоимостную, количественную или физическую характеристики, с наличием которого у налогоплательщика законодательство о налогах и сборах связывает возникновение обязанности по уплате налога. Каждый налог имеет самостоятельный объект налогообложения, определяемый в соответствии с частью второй НК РФ и с учетом положений настоящей статьи.

Поскольку интеллектуальная собственность представляет собой исключительные права на результаты интеллектуальной деятельности, для целей налогообложения последнюю следует отнести к имущественным правам.

При этом следует иметь в виду, что имущественные права, в соответствии с п.2 ст.38 НК РФ исключаются из применяемого в налоговых отношениях понятия имущества. Соответственно, интеллектуальная собственность не может быть отнесена и к товарам по смыслу п.3 ст.38 НК РФ.

Материальные объекты, в которых выражены результаты интеллектуальной деятельности, могут выступать в качестве товаров, однако права на интеллектуальную собственность отделены от материального носителя. Так в п.5 ст.

6 Закона РФ «Об авторском праве и смежных правах» прямо указано, что авторское право на произведение не связано с правом собственности на материальный объект, в котором произведение выражено.

Передача права собственности на материальный объект или права владения материальным объектом сама по себе не влечет передачи каких-либо авторских прав на произведение, выраженное в этом объекте.

Также не может быть отнесена интеллектуальная собственность к работам и услугам, поскольку последние определены в ст.

38 НК РФ как деятельность определенного рода, тогда как интеллектуальная собственность является имущественным правом на результаты интеллектуальной деятельности. Работы имеют опосредованную связь с интеллектуальной собственностью через результаты.

Однако интеллектуальная собственность не сводится к результатам работ, так же как она не связана и с материальным объектом, в котором выражаются результаты интеллектуальной деятельности. Еще дальше интеллектуальная собственность должна отстоять от услуг, т.к.

последней для целей налогообложения признается деятельность, результаты которой не имеют материального выражения, реализуются и потребляются в процессе осуществления этой деятельности (п.5 ст.38 НК РФ).

Несмотря на это при определении объекта налогообложения в части второй НК РФ могут устанавливаться некоторые отступления от рассмотренной выше классификации применительно к отдельным налогам. Тем не менее, специфика интеллектуальной собственности как объекта гражданских прав должна в полной мере учитываться в налоговом законодательстве, поскольку его понятие не раскрывается в НК РФ.

Налог на добавленную стоимость и интеллектуальная собственность

Обязанность исчисления и уплаты НДС возникает в связи с осуществлением операций, указанных в ст.146 НК РФ, на территории Российской Федерации (ст.147, 148 НК РФ). Таким образом, для обложения НДС значение имеет вид осуществляемой операции и место ее совершения.

По общему правилу на основании п.1 ст.146 НК РФ, объектом налогообложения НДС признается реализация товаров (работ, услуг) на территории Российской Федерации.

В связи с исключением имущественных прав из понятия имущества на основании п.2 ст.

38 НК РФ долгое время продолжался спор о том, следует ли считать реализацией передачу прав на объекты интеллектуальной собственности. Конец данным спорам был положен внесенными Федеральным законом от 29.05.

2002 N 57-ФЗ дополнениями в пп.1 п.1 ст.146 НК РФ, которыми передача имущественных прав была прямо отнесена к объектам налогообложения НДС.

При этом справедливости ради нужно отметить, что передача имущественных прав на объекты интеллектуальной собственности и ранее не относилась налоговым законодательством к реализации товаров, а приравнивалась к оказанию услуг.

Хотя указание на это содержалось в статье 148 НК РФ, касающейся не объекта налогообложения, а места совершения операций.

Поскольку интеллектуальная собственность в силу ее специфики не может быть отнесена к товарам, работам или услугам, налоговое законодательство отнесло к оказанию услуг операции по предоставлению имущественных прав на объекты интеллектуальной собственности.

В первой редакции пп.4 п.1 ст.148 НК РФ шла речь об оказании услуг по передаче в собственность или переуступке патентов, лицензий, торговых марок, авторских прав или иных прав. В редакции Федерального закона от 29.12.

2000 N 166-ФЗ пункт был дополнен после слов «или иных» уточняющим словом «аналогичных». Таким образом, содержание данной нормы было ограничено указанием на передачу имущественных прав интеллектуальной собственности.

Что касается определения места осуществления операций с интеллектуальной собственностью, до 01 января 2006 года в указанной выше статье сохранялась крайне неудачная формулировка о распоряжении имущественными правами путем передачи «в собственность или переуступки», которая противоречила правовой природе объектов интеллектуальной собственности и способам использования имущественных прав в соответствии с гражданским правом.

В письме МНС от 17 мая 2004 г. N 03-1-08/1222/17 давалось следующее разъяснение данных положений кодекса.

При передаче в собственность или переуступке прав на указанные объекты интеллектуальной собственности право одного правообладателя прекращается, возникая у нового правообладателя.

Таким образом, в подпункте 4 пункта 1 статьи 148 НК РФ речь идет о договорах, предусматривающих отчуждение права, порождающих правопреемство.

Если же заключаются договоры, предусматривающие право использования указанных объектов интеллектуальной собственности, по условиям которых обладатель права остается прежним, но он разрешает их использование другому лицу в тех или иных пределах, отчуждения права (передачи в собственность, переуступки) не происходит. Место реализации таких услуг определяется в соответствии с подпунктом 5 пункта 1 статьи 148 НК РФ.

На основании приведенных рассуждений о передаче имущественных прав «в собственность» МНС делался вывод, что при реализации иностранным патентообладателем (лицензиаром) (не состоящим на учете в качестве налогоплательщика в налоговых органах Российской Федерации) услуг по представлению прав на использование объектов интеллектуальной собственности (в том числе торговых марок) без отчуждения прав (передачи в собственность, переуступки), местом осуществления его деятельности, а следовательно, и местом реализации данных услуг территория Российской Федерации не является. В этом случае реализация указанных услуг не подлежит налогообложению налогом на добавленную стоимость в Российской Федерации.

Данные выводы представляются достаточно сомнительными. Так, например, в Постановлении Президиума ВАС от 2 августа 2005 г.

N 2617/05 сделан вывод об отсутствии объекта налогообложения НДС при передаче российской компанией объектов интеллектуальной собственности нерезиденту для дальнейшего использования в собственной деятельности.

Если следовать логике указанного выше письма МНС российская компания должна была полностью уступить права на программный продукт. Только в этом случае отсутствовал бы объект налогообложения.

Следует отметить, что Законом РФ «Об авторском праве и смежных правах», равно как и Законом РФ «О правовой охране программ для ЭВМ и баз данных» не предусмотрена возможность «полного отчуждения» имущественных прав: последними допускается только передача лицензиату имущественных прав на определенный в договоре срок.

Источник: http://www.it-lex.ru/article/tax2

О бухгалтерии
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: